Елена Смирнова о помощи нуждающимся

Елена Смирнова, директор фонда "Созидание".  Благотворительный  фонд “Созидание” с 2001 года работает в области благотворительной и социальной поддержки социально-незащищённых категорий россиян.

Фонд оказывает помощь Детским домам, Домам ребенка, приютам и интернатам, больницам, а также детям и взрослым, находящимся на лечении в клиниках. Фонд сам приобретает и контролирует использование закупленных вещей, игрушек, медицинского оборудования и техники.

– Чем занимается фонд «Созидание»?

– Фонд «Созидание» помогает тем, то попал в трудную, тяжелую жизненную ситуацию, вне зависимости от того, маленький он или большой, пожилой или только что родился, и что ему нужно. Это может быть операция, это может быть помощь в поступлении в вузы или, например, просто ботинки или мячик.

– Как обратиться в фонд «Созидание» в трудной ситуации?

– Надо просто обратиться. Как и в любом действии, надо просто сделать первый шаг. Найти в Интернете «Помощь», посмотреть, какие фонды помогают при данной проблеме, которая случилась у человека, и, собственно, начать мониторить, как мы говорим. А для людей, которые находятся в маленьких населенных пунктах, просто начать обзванивать, писать и спрашивать, кто из них может помочь. Все фонды достаточно открыты, прозрачны, и мало случаев, когда кто-то отказывает, если действительно ситуация нуждается в поддержке. Вот и все.

– Какую помощь оказывает ваш фонд?

– У нас в фонде четыре направления: это помощь малоимущим семьям, помощь учреждениям, образование и медицина. Наверное, на сегодняшний день мы основным направлением считаем образование и уделяем ему большое внимание, больше, чем всем остальным программам, потому что мы предпочитаем давать удочку, а не рыбу, для того чтобы люди могли потом сами себя обеспечивать и сами, соответственно, дальше идти, без финансовых вложений от благотворительных фондов или частных лиц. Например, стипендиальная программа – это помощь одаренным детям из малоимущих семей, которые отлично учатся и еще имеют достаточно большие успехи в спорте, в искусстве, они прямо вот изюминки по всей России, мы их собираем и выплачиваем небольшую, казалось бы, по нашим меркам, стипендию, но это дает им возможность поступить в лучшие вузы страны на бюджет. Мы провели в прошлом году подсчет, сколько у нас было выпускников и сколько человек поступило на бюджет: у нас было в прошлом году 35 выпускников одиннадцатых классов, и, соответственно, 35 человек поступили на бюджет. А всего 384 стипендиата.

Такое же значение, наверное, имеет в образовании и программа «Читающая Россия», которую мы проводим при помощи президентского гранта, а раньше проводили при помощи наших очень крупных дарителей и очень близких друзей, которые шесть лет назад узнали про эту программу и все эти годы нас поддерживали, и только благодаря тому, что мы эту программу «накатали», мы узнали, где есть ошибки, где есть положительные качества, куда направлять нашу помощь, благодаря этому мы смогли подать на грант, и благодаря только тому, что нас тогда поддержали, мы получили этот грант, и сейчас мы обучаем уже библиотеки, как им самим получить грант.

Еще одна программа, которой мы очень гордимся и в которой нас поддерживает туристический оператор оздоровительных и других туров «Здраво.ру», это наши тоже давние друзья, и мы проводим вместе с ними «Сокровища большой страны». Это возможность музеям, библиотекам, центрам досуга, общественным организациям реализовать проекты, которые они давно задумали, но, к сожалению, на которые у них не хватает финансовых средств. Это проекты все из маленьких населенных пунктов, это хутора, станицы, села, это деревни, это маленькие поселки. Мы недавно там были, и у них огромное количество проектов, которые можно представлять на гранты, но они все время стесняются, им кажется, что они не достойны, что в Москве, придумывают что-то глобальное, а они здесь, такие местечковые, как-нибудь уж сами. И мы им рассказываем, что у нас есть такой прекрасный партнер в этой программе «Здраво.ру» и что все номинации у нас направлены на оздоровление, на спорт, на экологию, и поэтому многие из них этим уже занимаются, они активно принимают участие, сейчас мы получаем большое количество работ, за которые очень-очень рады.

– Что мешает работе фонда?

– Трудности в фонде есть всегда, начиная от трудностей-трудностей, потому что мы большое количество вещей перетаскиваем, затаскиваем, отдаем в семьи, отправляем посылки, нам передают, начиная от консервов и заканчивая просто вещами, с нами сотрудничают большие магазины, много компаний, и книжные компании, и такие наши любимые компании, как «Конфитрейд», которые много лет назад начали с нами работать и уже много лет помогают. Соответственно, магазины – Kiabi, Calzedonia, H&M, которые отдают то, что уже не по сезону, а для наших подопечных это просто получить новую вещь – они потом спят с этой вещью, потому что им кажется, что это приснилось. Для них это огромная помощь, и мы точно знаем, что это действительно семьи, которые нуждаются, потому что все документы проверяются. Мы не говорим уже про чрезвычайные ситуации, когда они происходят, тогда мы все мобилизуемся, не спим и работаем по 24 часа в сутки. 
Но это, собственно, не трудности, это обычная работа для нас. Трудности у нас если происходят, то только из-за недопонимания. Но, поскольку у нас команда настоящая, мы проговариваем все эти моменты и спокойно выходим из этих ситуаций.

– Как вы пришли в сферу благотворительности?

– Конечно, у меня есть личная история. Вначале у меня был один прекрасный друг, который занимался благотворительностью и который познакомил меня еще с двумя друзьями, которые занимались благотворительностью, и они между собой сговорились и решили, что я должна стать директором фонда. Я долгое время думала, но потом, поняв, какие у них горящие глаза и благие намерения, поняла, что почему кто-то более… Вот как сейчас регионы думают, что есть кто-то более достойный. Если они решили, что это я, пусть это буду я, и я уж точно, по крайней мере, за себя буду нести ответственность и не подведу их никогда. Надеюсь, что за эти 17 лет я их ни разу не подвела. Потом их стало уже 12, наших «апостолов», и 12 человек в попечительском совете, и вот перед каждым я каждый раз, когда я что-то делаю, каждый раз, когда наша команда что-то совершает, мы всегда думаем о том, что за нами стоит такое количество имен, доверия и репутации, которое люди отдали, что мы обязаны это оправдать. А уж какое количество друзей из тысяч и даже десяти тысяч, двадцати тысяч, наверное, стоит сейчас за фондом, и перед каждым мы, собственно, в ответе, потому что они нам доверяют.

– Какова роль знаменитостей в фонде?

– У нас 12 попечителей, каждый несет на себе определенный груз задач, и у нас 4 бизнесмена крутых, соответственно, они помогают фонду финансово, экономически и так далее. В фонде нет организационных расходов – все доходы, которые приходят в фонд, все средства до копейки идут только на благотворительность, поэтому одна из задач попечительского совета – обеспечить работу фонда в той мере, чтобы фонд, мало того что функционировал, он еще и развивался. А публичные люди берут на себя колоссальную часть – это и ведение мероприятий, это и рассказы о том, что они работают вместе с благотворительным фондом. У нас еще есть из публичных лиц, помимо Татьяны Лазаревой и Михаила Шаца, которые много-много лет с нами, и Александра Пушного, Наринэ Абгарян, Наталья Синдеева, и вообще это люди, которые действительно знают про фонд, приезжают в фонд, живут фондом, критикуют фонд.

– Где грань между работой в сфере благотворительностьи и личной жизнью?

– Вы знаете, очень хороший вопрос. Было такое время, когда я смотрела на людей и думала: чего бы у него попросить? Ну, то есть вот с этой точки зрения знакомилась, и сразу возникала такая серьезная профдеформация. Когда ты ее осознаешь, ты переходишь эту границу. Ну, либо ты остаешься там и начинаешь этим пользоваться, либо ты переходишь эту границу и начинаешь воспринимать людей просто как хороших людей. И даже меня многие ругают, и мои сотрудники, что «как же, ты разве не знала, что она работает в такой компании? Можно было сто раз попросить о том или другом, о какой-то услуге». А я действительно не знаю, потому что стала воспринимать людей как просто хорошие знакомства, приятное времяпрепровождение, и если у нас еще есть и сотрудничество с фондом, то это замечательно, но, как правило, это уже стало не главное.

– Что Вас вдохновляет?

– У нас каждый день происходят истории, каждый день мы сталкиваемся с какими-то чудесами и волшебством, то есть вокруг вдруг возникают люди, которые исполняют желания. Но для меня, наверное, важны истории, которые долгосрочные и приводят к какому-то такому приятному результату. Например, когда начиналась стипендиальная программа, я написала в Фонд Потанина и попросила принять меня и рассказать, как это вообще все делается. Я работала одна и думала, что никто вообще на меня в жизни не обратит внимание. Вот Катя Смирнова написала в такой фонд, в огромный Фонд Потанина и попросила об аудиенции у лучших людей, которые занимались тогда в сфере образования (и сейчас они одни из лучших, на мой взгляд). И меня приняли, посадили за огромный стол, все меня обучали, учили. Прошло много лет, мы запустили эту стипендиальную программу, она у нас росла – от трех стипендиатов сейчас уже 384 стипендиата, и уже несколько лет я на школе Потанина являюсь экспертом социальных проектов, которые представляют стипендиаты Потанина. То есть я из человека, который пришел, обратился за помощью, вдруг превратилась, благодаря тому, что мне дали маленький совет, в эксперта. И, что самое интересное, на последней школе Потанина были проекты, где ребята боролись не за деньги, а за стажировку в благотворительном фонде. В том числе, и в нашем. И это, конечно, круто.

Еще есть истории про прекрасных стипендиатов, которые когда-то были стипендиатами, мы много лет их поддерживали, – кто-то на инвалидной коляске, кто-то из малоимущих семей, –  которые потом выросли, получили профессию и теперь, как правило, на первую свою зарплату они просят дать им стипендиата, потому что они знают, как это важно, когда их в свое время подержали, и как это важно и нужно, и как эта поддержка, соответственно, влияет не только на финансовое положение семьи, но и на веру в себя, на то, что тебя заметили, ты крутой и ты все сможешь.

– Расскажите о ваших знаменитых благотворительных акциях.

– У нас есть совершенно изумительные мероприятия, типа «Смородиновой вечеринки», «Пироги и пряники», где родители, дети (дети – наши подопечные – и их родители) готовят пироги, шьют и вышивают, что-то приносят. Таким образом, мы все вместе участвуем вот в таких благих делах, получается, что наши подопечные тоже становятся дарителями отчасти.

– У вас много удивительных историй. Расскажите.

– Например, у нас вместе с «Эксмо-детство» была совершенно изумительная история. Мы проводили конкурс «Мой первый учитель» среди стипендиатов фонда, и дети писали про своего первого учителя. И грант получал не ребенок, который написал, а грант получал учитель, – в одном случае это был библиотекарь, для мальчика, который, к сожалению, был из неблагополучной семьи, – и грант получала маленькая сельская школа. Ребенок ничего не получал. Таким образом, ребенок от 12 до 17 лет становился меценатом. Меценатом для своего маленького населенного пункта. Это было вот прямо очень круто. Мы надеемся, эта программа будет продолжаться, и такая очень красивая история, мне кажется, и очень правильная для воспитания детей.

– Прекрасная история. Расскажите еще.

– У нас была маленькая девочка, – я недавно нашла ее фотографию много-многолетней давности, – с несовершенным остеогенезом (это хрупкость костей). И она сейчас учится в художественной школе, и, конечно, мы помогаем ей с лечением, оплачиваем самое необходимое, бывают форс-мажорные обстоятельства. К сожалению, такие дети даже к зубному врачу не могут сходить просто так, потому что все очень индивидуально. И она рисует картины, которые мы успешно за пожертвования отдаем нашим дарителям, которые приносят деньги в фонд. А ее мама печет манты на всякие мероприятия, а младшая сестренка прекрасно торгует, – многодетная семья. А еще один у них есть малыш, так он танцует так, что вокруг собирается целая толпа. То есть это вся семья, которая… А муж ее, – вместе со Светой, собственно, – помогает нам грузить, выгружать и все это делать. Ну, то есть таких семей много, и это действительно каждая история – это история про всю семью, где участвует вся семья. Потому что когда ты погружаешься и понимаешь, что помочь может каждый, вне зависимости от финансового положения, то, соответственно, эта история превращается для тебя в совершенно реальную историю и возможность помочь. У нас вот к образованию также относятся и уроки добра, где с маленьких лет – дети из детского сада, потом школьники, – мы им рассказываем, что такое благотворительность, и не просто рассказываем, а для того, чтобы ребенок понял, что он сам может помочь, он должен сделать что-то ручками. Он приносит из дома игрушки, мы ему даем письмо; если он не умеет читать, ему зачитывает учитель или кто-то из волонтеров фонда; он понимает, кому он отправил, он сам это складывает. Он потом приходит через две недели и спрашивает: «А мне письма обратно нету?» Он продолжает дальше помогать этим людям, он начинает думать по-другому. Это меняет, действительно, сознание, но только на примере.

– Как начать сотрудничать с фондом?

– Если какая-то организация захочет с нами посотрудничать, она нам должна написать, во-первых. Дальше мы поймем, действительно ли это сотрудничество или использование прекрасных наших попечителей, как правило, или имени фонда ради определенных своих целей и благ. Мы же это все хорошо читаем между строк. Можно написать все что угодно, но прочитать по-разному. Поэтому мы понимаем: если это действительно идет сотрудничество на одно общее хорошее дело, то мы, естественно, соглашаемся, и у нас есть такие примеры, где мы очень круто сотрудничаем с разными организациями. А есть, где действительно люди приходят: ну, типа, помогите нам сделать наше дело. То есть у нас есть свое дело, которое мы должны делать хорошо, и, если ваше дело и наше дело соединяются, мы – с радостью. А если ваше дело… вы для этого и организовывались, чтобы сделать свое дело. Советом, естественно, мы поможем, я езжу на различные конференции, мероприятия и так далее, в различные регионы, чем дальше, тем лучше, потому что не люблю поближе, люблю подальше, потому что у них меньше возможностей узнать. И поэтому все это им рассказываю, что мы всегда на связи, всегда готовы помочь советом и чем угодно – пожалуйста, обращайтесь.

– Порекомендуйте, пожалуйста, книгу, которая, на ваш взгляд, поможет стать эффективнее в своем деле.

– Я бы две книги порекомендовала из последних двух прочитанных: Харари «Краткая история человечества» – это совершенно не имеет отношения к благотворительности, но это книжка, которую надо, наверное, прочитать. Это книжка, которая мне очень понравилась. Я бы не хотела говорить, что ее надо всем прочитать, но это книжка, которая очень меняет сознание и позволяет доступно понимать, как выстроился мир от и до. А что касается профессиональной деятельности, я бы посоветовала книгу Антона Буланова «Бренд 2.0», и это действительно книга, которая поможет не только профессионалам, но и непрофессионалам в маркетинге и в бизнес-проектах действовать профессионально.

– Самый ценный совет, который вы получали в жизни.

– О, его сказал Стив Джобс: «На работу вы тратите большую часть своей жизни, поэтому делайте великие дела и занимайтесь тем, что вам нравится, потому что это, собственно, ваша жизнь, никто ее больше не проживет».

– Ваш девиз?

– Я учусь искусству маленьких шагов. Раньше я прыгала такими гигантами, и мне это нравилось – забираться на горы, покорять Эверест, скатываться на ледянке с 2000 метров, прыгать с парашютом. Сейчас мне нравится наслаждаться каждым моментом, учиться видеть хорошее в любой ситуации, в каждой минуте, в каждой секунде и наслаждаться тем, что я живу здесь и сейчас.