Екатерина Панова о помощи бездомным животным

Директор фонда «РЭЙ», член Ассоциации Фандрайзеров


Фонд помощи бездомным животным «РЭЙ» был основан в 2015 году. Фонд помогает 25 приютам для животных, в которых проживает более 10 000 собак и кошек. Налажено плотное сотрудничество практически со всеми приютами Москвы и Московской области. В материальном исчислении за 3 года деятельности оказана помощь более чем на 700 000 руб., а количество ежемесячно закупаемого корма для бездомных животных порой измеряется тоннами.

- Расскажите о фонде «РЭЙ»

- Мы помогаем приютам для бездомных животных, частным волонтерам, которые также помогают животным, и непосредственно бездомным собакам и кошкам. Мы стараемся помогать системно, то есть реализуем такие программы и проекты, которые направлены на помощь либо всем приютам, например, Московского региона, либо сразу большому количеству животных. То есть это не спасение отдельно взятой кошечки или отдельно взятой собачки, а такие проекты, которые способны в корне повлиять на ситуацию с бездомными животными в нашей стране или хотя бы в нашем городе.

- Какие программы есть в фонде? 

- У нас есть программа поддержки приютов. Это, собственно, то, с чего начинался наш фонд. На данный момент мы опекаем 30 приютов в Москве, Московской и Калужской областях. В совокупности в этих приютах проживает более пятнадцати тысяч собак и кошек. Это не значит, что мы полностью содержим эти приюты, но мы закупаем для них корма, ветпрепараты, лекарства, организуем в эти приюты волонтерские выезды. У нас есть программа стерилизации бездомных животных, это то, без чего вообще невозможно решить проблему ненужных животных в нашей стране. На данный момент благодаря поддержке Фонда президентских грантов мы вышли на такие показатели, как около ста стерилизованных животных ежемесячно. То есть это предотвращение появления огромного количества новых бездомных щенков и котят. 

У нас есть программа лечения бездомных животных, по которой мы оплачиваем дорогостоящее лечение. Как правило, это онкология либо какие-то другие серьезные операции для собак и кошек из приютов или с улицы. У нас есть довольно интересная программа мероприятий, в рамках которой мы два раза в год проводим фестивали: собачий, который проходит в июне, и кошачий, который проходит в октябре. Основная идея наших фестивалей –мы не только ищем дом бездомным животным, но и реализуем различные просветительские активности, направленные на то, чтобы предотвратить появление новых бездомных животных, в частности, чтобы домашние животные не пополняли ряды бездомных животных. Год назад мы разработали первое в России мобильное приложение, оно называется «Помощник РЭЙ». Мы это сделали благодаря поддержке Комитета общественных связей и на средства субсидии. Это интерактивная карта Москвы и Московской области, приложение бесплатное, его может загрузить любой человек, открыть интерактивную карту и выбрать те задания, которые ему интересно совершить, для того чтобы помочь бездомным животным. Это может быть: погулять с собакой в приюте, помочь покрасить вольеры, помочь удаленно в поиске хозяев для животного, сидя дома и помогая в Интернете, это может быть какая-то профессиональная помощь фотографов, операторов, маркетологов, художников – то есть для любого человека найдется дело, было бы желание. 

- Как работает программа стерилизации и лечения? 

- Основная часть тех, кому мы помогаем в рамках программы стерилизации и лечения, – это те приюты, которые мы опекаем. Также у нас есть ряд волонтеров, частных кураторов, которые самостоятельно спасают животных с улиц, вывозят их на временные передержки и ищут дом. Во-первых, всем этим животным нужна стерилизация, а очень часто требуется какое-то лечение, и вот в этом случае мы помогаем. Но мы также открыты и для простых граждан. То есть если человек нашел на улице, например, сбитую кошку или собаку и готов заниматься этим животным, но у него не хватает опыта, средств или сил, он может обратиться в наш фонд, и мы обязательно ему подскажем, подберем ветклинику, постараемся договориться о скидках либо, возможно, поможем материально. В общем, предпримем все, что возможно, чтобы вместе с ним спасти это животное, но ключевое – то, что человек должен понимать, что он так же несет ответственность за это животное и нельзя просто взять и передать его кому-то. В нашей стране, к сожалению, нет такой службы, которая целенаправленно занималась бы помощью бездомным животным. 

- А много поступает просьб о помощи от граждан? 

- Заявок очень много, но на самом деле 90% этих заявок, – в основном это звонки в фонд, – сводятся к тому, что «приедьте, заберите». К сожалению, мы не можем это сделать, потому что у нас нет своей какой-то материальной базы для содержания этих животных, нет своего приюта, морально мы не можем обязывать те приюты, которым мы помогаем, брать этих животных. Приюты переполнены, и если они начнут принимать животных по всем этим звонкам, то через неделю там закончатся все свободные места, и просто будет невозможно содержать то количество животных, которое там скопилось. В день мы получаем, порядка двадцати звонков с просьбами о помощи, и, к сожалению, действительно помочь мы можем лишь в десяти-пятнадцати процентах случаев. Это те случаи, когда люди сознательно готовы вместе с нами нести ответственность за найденное ими животное. Вот тогда мы подключаемся и помогаем тем или иным образом.

- Что за история произошла с приютом «БАНО Эко-Вешняки»? 

- Пару лет назад была громкая история с приютом «БАНО Эко-Вешняки». Это муниципальный приют, которым управляла компания БАНО «Эко». На тот момент она управляла практически всеми муниципальными приютами в Москве, которых, по-моему, около одиннадцати. И действительно, животные там содержались в ужасных условиях, и это была, в общем-то, не помощь животным, а, скорее, участие в их уничтожении. Можно и так сказать. На данный момент, к счастью, эта управляющая компания отстранена, и сейчас приютами управляет другая организация. Условия содержания, конечно, улучшились, но они все равно еще очень-очень далеки от хороших. Тогда именно благодаря волонтерской помощи удалось спасти оставшихся животных в «БАНО Эко-Вешняки». Откликнулись руководство и волонтеры практически всех приютов – очень много животных забрали и в приюты, и на частные передержки. Откликнулись и обычные люди и забрали животных в  семьи. Но, к сожалению, чтобы вызвать такой отклик, должна произойти какая-то трагедия или громкое дело. Только тогда наше общество всколыхнется, начинает как-то реагировать и активнее брать животных из приютов.

- Недавно фонд открыл «Школу зооволонтера». Расскажите о ней.

- В этом году мы запустили новый для нас проект – «Школа зооволонтера». Благодаря субсидии Комитета общественных связей к настоящему моменту у нас уже прошел первый очный модуль обучения, в рамках которого мы изучали основы ветеринарии, зоопсихологии, кинологии. Были ветеринарные практикумы, где волонтеры учились делать животным уколы, снимать швы и оказывать первую помощь. Мы даже выезжали на завод сухих кормов для животных, где нам показывали, как они производятся. Это была обширная образовательная программа. Ее первый этап был нацелен на волонтеров приютов, то есть тех, кто уже помогает животным, и кому эти знания очень необходимы. Буквально в течение месяца, мы запускаем онлайн-версию школы. Это практически все то же самое, только в виде видеоуроков. Их может посмотреть уже любой человек, даже просто владелец обычных домашних животных, который хочет расширить свои знания о ветеринарии или зоопсихологии. Эти видео уроки смогут посмотреть не только москвичи, но и жители любого города нашей необъятной родины, и даже русскоговорящие жители соседних стран. Мы планируем также продолжать очные занятия и сделать их общедоступными. Надеюсь, что осенью мы откроем регистрацию на новый модуль. У нас есть замечательные партнеры, которые готовы нас поддерживать, делиться знаниями, рассказывать, делать все, чтобы и домашним животным, и животным в приютах жилось лучше благодаря нашим знаниям.

- С какими трудностями сталкивается фонд?

- Наверное, основная трудность – это наш российский менталитет и какой-то уровень развития нашего общества в плане ответственного отношения к животным. Это касается и о домашних животных, потому что далеко не все владельцы понимают, как правильно содержать собак и кошек так, чтобы было комфортно и удобно им, и чтобы эти животные не причиняли лишнее беспокойство хозяевам. Неготовность стерилизовать домашних животных, которые не представляют какой-то племенной ценности и не участвуют в разведении и сохранении породных качеств. Собственно, отсюда все истоки проблемы. Мы можем сколько угодно забирать животных с улиц, стерилизовать их, устраивать в приюты, потом искать им семьи, но этот поток животных на улицах будет пополняться «благодаря» вот таким безответственным хозяевам, которые не понимают свою ответственность перед этими животными и перед обществом в целом за то, что они делают. 

- Почему Вы начали помогать бездомным животным?

- Это было постепенное решение, довольно осознанное и рациональное, не на эмоциях оттого что мне жалко всех бездомных кошечек и собачек, и что я хочу их спасти. В 2012 году я окончила второй университет, все мое время было занято учебой и работой, и из-за того, что учеба отпала, у меня образовалось свободное время, и я поняла, что я хочу посвящать его чему-то хорошему и приносить какое-то благо. Недолго думая, я решила, что хочу помогать животным, потому что всю жизнь любила животных, и кого только у меня не было с детства. Изучив вопрос, я поняла, что приютам требуются абсолютно обычные вещи, это какие-то старые вещи на подстилки, старые кастрюли, миски, вплоть до газет. В общем, то, что есть у каждого из нас дома, и по факту каждый из нас может хоть чем-то помочь бездомным животным и приютам. Я начала собирать вокруг себя друзей, коллег, знакомых, знакомых знакомых, собирать с них все, что плохо лежит, и рассылать им списки того, что нужно в приюты. Мой досуг и все свободное время были посвящены тому, что я ездила по всей Москве и Московской области, собирала все это дело, сортировала и развозила по приютам. На тот момент наше маленькое сообщество помогало трем приютам. За два года такой работы у нас увеличилось количество приютов, появилась какая-то системность. Люди начали переводить нам пожертвования, чтобы мы  закупали что-то целенаправленно в приюты. А потом наши подписчики в соцсетях просто сказали: «Ребята, у вас такая выстроенная структура, вы уже много всего делаете – почему бы вам не заниматься этим профессионально?» Подумав, мы поняли, что, действительно, если создать фонд и заниматься этим всем по уму, то мы можем что-то изменить более глобально, чем работая просто как волонтерское движение. Так я и пришла к этому, и так появился наш фонд. 


- А у вас есть животные?

- Да, конечно, у нас у всех есть животные, и мне кажется, что у меня их меньше всего на данный момент – у меня всего две собаки, в то время как у всех наших сотрудников и волонтеров большее количество и собак, и кошек. У меня одна собака – породистая, которая появилась в 2011 году. Собственно, это и стало неким переломным моментом в моей судьбе, благодаря чему я и пришла к помощи животным. Когда мы выбирали себе питомца, мы подбирали собаку небольшого размера, чтобы можно было с ней ездить, везде брать с собой и не оставлять ее надолго дома одну. Изучая вопрос, я узнала, что есть недобросовестные заводчики, которые хороших, качественных собак продают за большие деньги. А у них есть еще не очень качественные собаки, у которых, например, не хватает зубика, или как-то ушко не так встало, или еще что-то. От таких собак они избавляются за небольшие деньги. И вот, втянувшись в эту тему, дальше я так и пришла к помощи бездомным животным. Вторая собака появилась у нас буквально полгода назад, я подобрала ее по дороге на дачу на трассе. Точнее, там было шесть щенков и их мама. В итоге пять щенков и мама уехали по домам, а  шестой щенок уже сейчас весит 30 килограмм и живет с нами. 


- Как может помочь обычный человек? 

- Наверное, самое ценное, что может сделать обычный человек, если у него уже есть домашнее животное, – это грамотно о нем заботиться, не выкидывать, не предавать и сделать так, чтобы у этого животного не появлялось потомство, от которого этот человек потом избавляется. Если человек только задумывается о том, чтобы завести животное, то самое лучшее в моих глазах – если он подумает о том, чтобы не покупать собаку или кошку за деньги, а взять одно животное из тех десятков тысяч, которые томятся в московских и подмосковных приютах в ожидании своего часа. К сожалению, 90% этих животных никогда не покинут стены приюта, и у них никогда не будет любящего хозяина и теплого диванчика.

Поэтому для меня самое главное, что может сделать человек, – это взять животное из приюта. Если вдруг это невозможно, тогда уже могут существовать другие формы помощи – это и помощь в приютах, в том числе и общение с  животным, потому что порой общения не хватает намного больше, чем еды или лекарств. И волонтеров очень сильно не хватает. Может быть,  какая-то материальная помощь, помощь автотранспортом. Но в приоритете, опять же, для меня – это подарить дом собаке или кошке из приюта.


- Что нужно делать, если взял животное с улицы?

- Алгоритм ваших действий сильно зависит от того, в каком состоянии животное и какое это животное – маленький котенок или щеночек или это взрослая собака или кошка. Но условно можно выделить первый единый для всех шаг – это отвезти животное в ветклинику. Специалист должен посмотреть, насколько это животное здорово, сдать необходимые анализы, и уже после этого врач вам подскажет, можно ли допускать общение этого животного с вашими животными, например, если они есть дома, либо этому животному, может быть, требуется какое-то лечение. В такой ситуации вы всегда можете позвонить к нам в фонд и уточнить какие-то детали – например, спросить, какие лучше анализы сдать в клинике, стоит ли оставлять это животное в клинике, например, по результатам анализов, или можно все-таки его забрать себе. 


- Открыты ли вы для партнерства с регионами? 

- Если говорить о партнерстве в плане опеки над приютами, то на данный момент, к сожалению, мы не принимаем заявки от других регионов, просто в силу ограниченности наших ресурсов и невозможности отследить жизнь этих приютов, если они находятся далеко от Москвы или Московской области. Поскольку для нас очень важен показатель качества работы этих приютов, они проходят многоступенчатую проверку, прежде чем начать получать нашу помощь. Мы должны быть уверены, что помощь идет действительно животным, и животным в этом приюте помогают качественно и по совести. Поэтому на данный момент, к сожалению, заявки от приютов мы получаем только от тех, которые находятся в Москве, в Московской и Калужской областях. Надеемся, что скоро сможем помогать соседним регионам. А в целом для партнерства с другими фондами или организациями мы открыты всегда, независимо от региона. Например, у нас сейчас поступила заявка из Сочи, там хотят сделать такое же приложение, как уже есть у нас в Москве и Московской области. Мы готовы на безвозмездной основе передавать наши наработки, наши коды этих приложений, чтобы затраты там, на месте, были минимальные, но была возможность использовать наш опыт, наши наработки. Мы всегда готовы с коллегами делиться какими-то знаниями и опытом. 


- Книга, которая поможет стать эффективнее в своем деле.

- Опыт. Обычный человеческий опыт. Несмотря на то, что я обожаю читать, я настоящий книжный червь и читаю очень-очень много, несмотря на тотальную нехватку времени. По прошествии всех своих лет в коммерческой и некоммерческой работе я поняла, что никакие книги не действуют без какого-то практического опыта и набивания собственных ошибок. Поэтому читать нужно, и читать нужно то, что нравится, но без практического опыта, к сожалению, все равно не обойтись, и без ошибок, опять же, тоже.


- Самый ценный совет, который Вы получали в жизни.

- Я не могу сказать, что это был прямо совет, но однажды мой папа, который вообще очень скуп на какие-то комплименты или похвалу, в ответ на один из моих вопросов сказал: «Делай – ты же всегда добиваешься того, чего хочешь». Для меня его слова остались таким стимулом на всю жизнь: в какой-то сложной ситуации и когда не знаешь, как лучше сделать, или когда боишься предпринять какие-то шаги, я вспоминаю вот эту фразу и делаю.


- Ваш девиз.

- Девиз? Ну, наверное, можно сказать, что это не девиз, но любимое изречение: лучше сделать и жалеть, чем жалеть, что не сделал.