Анна Гонтаренко о защите животных в Магнитогорске

Директор АНО помощи животным "Маленькая жизнь", Магнитогорск, Челябинская область

"Маленькая жизнь" - это официально зарегистрированная организация, осуществляющая на территории города Магнитогорска деятельность по двум основным направлениям: защита животных и охрана окружающей среды. 

- Чем занимается фонд «Маленькая жизнь»?

- «Маленькая жизнь» изначально была придумана для помощи животным, мы хотели построить приют для животных. Чем больше мы эту тему изучали, тем больше появилось уверенности, что приют ничего кардинально не поменяет, очень быстро заполнится и станет таким очень тяжелым объектом. И мы пересмотрели и сделали целую систему помощи животным. А потом постепенно у нас появились экологические проекты. Мы начали проводить субботники, разделять мусор, потом у нас появился проект «Вторая жизнь вещей», «Комод» и другие проекты. 

- Расскажите о главных проектах фонда

- Они все значимые и с большими планами. Это проекты системные и долгосрочные. Из особенных для меня лично проект «Комод», его придумала девочка-волонтер, она увидела похожий проект и захотела реализовать в нашем городе. И мы решили, что будем делать. Посмотрели, поучились, и сейчас мы раздаем вещи малоимущим и в ближайшее время планируем открыть благотворительный магазин. 

- Вы обучались в США. Что самое важное Вы узнали?

- Когда я была в Питсбурге, я увидела уже реализованную свою мечту, это потрясающий город, чистый, в котором нет бездомных животных от слова совсем. У них есть несколько приютов, в одном из них я была на экскурсии, они очень хорошо оборудованы, они не наполнены, там много свободного места, там очень высокие стандарты, есть своя ветеринарная служба, огромная клиника. Естественно, я была в восторге от этого. 

- На Ваш взгляд, некоммерческий сектор России сильно отстает от западных стран?

- Возможно, мы отстаем, но при этом у нас сейчас некоммерческий сектор делает огромный рывок, догнать, в принципе, мы можем. Но долго нужно принимать соответствующие законы. Но я видела много энтузиастов, которые вот также сами что-то начинали делать и у них получалось, и в итоге их поддержало и правительство, и там есть какие-то особые договоренности. Очень много физических проектов и даже какие-то, казалось бы, государственные проекты, например, мусорные полигоны. Мусорные полигоны там больше похожи на поля для гольфа.  Мы были на экскурсии, и они свои же машины заправляют газом, очищенным, с мусорного полигона.

- Вы учились у организаций, которые занимаются социальной работой?

- Мне, в принципе, и социальная работа очень близка, мое первое образование – специалист по социальной работе. Поэтому там я тоже много в чем понимаю. И плюс у нас зоозащитный сектор очень часто делает такой перекос на животных и не обращает внимания на людей, на общество в целом. А проблема же у общества, у животных, по сути, нет проблемы, они живут и живут, что в лесу они жили, что в городе, они проживают свою жизнь. Проблема в обществе. И пока мы не научимся каким-то ценностям общечеловеческим, не примем их как базовые, не изменится ситуация с животными. Это только лакмусовая бумажка - состояние общества.

- Почему вы решили заниматься формированием детского мировоззрения?

- Да, через взрослых работать сложнее, потому что у них есть свой жизненный опыт, у них есть какое-то недоверие, а дети они такие пытливые, им все хочется проверить, им все интересно, и они более перспективны в этом плане. Очень хочется, чтобы они понимали, что мир создаем мы сами, что если ты щадишь ближнего своего и заботишься о нем, то и, вероятней всего, и ближний так же поступит, что зло порождает зло, а добро само по себе тоже не происходит. И если дети видят ценность жизни, они, соответственно, видят и ценность животного и не обижают, в принципе, никого.

- Расскажите о проекте «Уроки доброты»

- Мы давно хотели и мы видели, что многие зоозащитные организации, в том числе, проводят какие-либо занятия в школах. Но мне всегда не хватало комплекса, хотелось сделать это как-то более глобально. И у меня появилась в проекте девочка-волонтер с педагогическим образованием, и вместе с ней мы решили уже этим заняться. Потому что ее очень дети любят, ей так комфортно, и до детей нужно доносить так, чтоб они эту информацию усваивали, а не просто отсидели уроки. И мы вместе с фондом «Образ жизни» начали обсуждать, как это можно транслировать в нашем городе. Потом, заключив с ними договоренности, мы переговорили еще с несколькими организациями разных социальных профилей, обобщили всю эту информацию и сделали комплекс из шести уроков, плюс заключительное мероприятие. Изначально мы рассказываем о милосердии, доброте, благотворительности, о взаимовыручке, о буллинге, и только потом мы плавно уже подходим к проблемам экологии, защиты окружающей среды, о том, что нужно помогать животным, как им можно корректно помогать. Соответственно, когда установлены контакты с детьми и уже можно отследить, что вообще, в принципе, в классе происходит. 

Сейчас мы занимаемся младшим, средним возрастом детишек, но в дальнейшем мы планируем это на всю школу увеличить. Соответственно, подача проблемы и информации. Уже детям постарше про стерилизацию можно подробней рассказывать, а этим как-то проще.

- Один из ваших проектов - снижение численности бездомных животных. Расскажите о нем 

- Это самый наш большой, глобальный проект, там много проблем от отсутствия законодательства до отсутствия инфраструктуры в городе. И мы разбили проект на три части, мы занимаемся профилактикой. В августе этого года мы открыли социально-ветеринарную клинику. Мы обслуживаем как бездомных животных, у которых есть кураторы по льготным ценам, социальным, также мы обслуживаем животных с предприятий, потому что они такие условно бездомные, вроде бы их кто-то кормит, ну кормовую базу им создает, но при этом они ничьи. Также мы работаем со всеми категориями льготников. Потому что обычно это люди отзывчивые и им не хватает этого общения с животными, они животных заводят, но не всегда могут ветеринарную помощь им оказать, не всегда хватает денег на стерилизацию, поэтому появляются лишние щенки и котята. Тут такой большой сегмент профилактики. Следующим этапом у нас будет строительство реабилитационного центра, все то же самое, но больший масштаб. Там есть своя земля, там много вольеров, чтобы увеличить этот поток и животные будут потом возвращаться и занимать свою территорию, чтобы не было бума рождаемости. Ну, соответственно, они отживают свою жизнь спокойно, уже не рожая, они вакцинированы от бешенства, они учтены, мы прекрасно знаем, сколько их на территории. Очень хотелось бы, чтобы это так происходило. И только потом мы хотим уже строить полноценный приют для животных. Потому что есть ситуации, когда реально животное невозможно выпустить на улицу. Это те же животные с инвалидностью, после каких-то травм, это животные, которые всю жизнь прожили дома, допустим, бабушка умерла и его сложно пристроить, и на улице он не выживет. Поэтому вот они должны уже доживать в приюте. 

- С какими проблемами вы чаще всего сталкиваетесь в работе?

- Естественно, проблема отсутствия законодательства, потому что очень много кризисных ситуаций, а мы никак не можем повлиять  через полицию или как-то еще.  Потому что общественное мнение в данном случае особо не учитывается, например, жестокое обращение с животными очень сложно доказать. Плюс, найти финансирование на эти проекты достаточно сложно. Пока они не считаются общественно значимыми, пока мы не можем ставить в реестр поставщиков соцуслуг, допустим, чтобы получать стабильное финансирование. 

- Почему вы стали помогать животным?

- Мое окружение считает, что это моя миссия, что это мне было дано изначально. Потому что лет в шесть я сказала, что буду ветеринаром, лет с восьми, наверное, у нас во дворе стали поселяться какие-то собаки, мы их лечили от лишая, чесотки и так далее, и они доживали у нас так во дворе общими собаками. Лет в одиннадцать мы пытались построить первый приют. С соседней стройки мы тащили всем двором кирпичи. А потом, я хотела поступать на ветеринарный, естественно, не получилось, вот получилась социальная работа зато. А второе высшее уже ветеринарное. 

- У вас есть домашние животные?

- У меня сейчас четыре животных, две собаки, старшая собака стала прародителем нашего проекта «Чтение с собаками».  Это эрдельтерьер, мы ее брали из питомника. Я знала, зачем мне собака, что мне нужна собака с определенными характеристиками, это семейная собака, спокойная, очень управляемая, достаточно интеллигентная, нелиняющая, но идеальная для работы с детьми. Младшая собака у нас стаф, нам ее подарилиА кот у нас беспородный, его мама принесла, девять лет уже, обычный, дворовый Миша, замечательный, ласковый, мурлычущий кот. И в клинике у нас поселилась кошка, мы ее спасли с заброшенного помещения. 

- Как можно помочь фонду?

- Любая помощь вообще ценная. У нас есть замечательные волонтеры, вот сейчас ребята в клинике делают ремонт, гипсокартоновые стены шпаклюют, полы заливают. Кому-то проще помочь деньгами, потому что это несложно, можно зайти на наш сайт маленькая-жизнь.рф и там оформить ежемесячное пожертвование. Это позволяет очень хорошо планировать дальнейшую работу. Мы знаем, сколько животных мы можем принять на следующий месяц. Соответственно, нужно платить зарплату ветеринару, нам нужно продолжать ремонт, нам нужно строительство реабилитационного центра за свой счет делать. Просто рассказать друзьям о наших инициативах, рассказать о том, что мы пристраиваем животных. У нас постоянно в соцсетях все размещено.

- Сотрудничаете ли вы с другими регионами?

- Мы работаем, я часто на обучении встречаюсь с людьми, которым это интересно, и это даже не всегда люди, кто занимается именно защитой животных. Кто-то просто помогает котятам, сам работает в другой организации, и они рассказывают организациям из своего региона, что можно с нами связаться, и мы подскажем, как быть. Недавно курская организация общалась, они хотят у себя обучить собак, чтобы работать с детишками. И мы подсказывали, как это сделать, как это получилось у нас, потому что наши волонтеры с собаками уже прошли два курса обучения по ГОСТу. 

Собак тестируют, обучают волонтеров, и волонтеры уже обучают своих домашних собак, как правильно работать. И их обязательно тестируют, им дают допуск, чтобы главный принцип – не навредить ребенку, потому что до канистерапии у нас практически никто не дорос, а вот именно такая поддерживающая, досуговая деятельность это требует тоже определенного профессионализма. 

- В чем, на ваш взгляд, главный успех фонда?

- Главный успех – что мы не закрылись. Очень много на самом деле организаций, вот я отслеживаю, и люди хотят сделать что-то хорошее и открываются на голом энтузиазме. Они не знают, что нужно вести бухгалтерию, как правильно собирать средства, где их взять, какие есть гранты. Там огромное количество проблем, особенно в регионах, где нет такого обучения, как в Москве и Питере. И многие не выдерживают, ну год они покрутятся, первый отчет в Минюст и закрываются.

- Порекомендуйте книгу, которая  поможет стать эффективнее в своем деле

- Книга Дмитрия Дикмана про стратегическое планирование в благотворительном секторе. 

- Самый ценный совет, который вы получали в жизни

-Самый ценный – выслушай всех и делай так, как ты сама решила, потому что ответственность нести тебе.

- Ваш девиз

- Мой девиз – это фраза Льва Толстого, «чтобы поверить в добро – нужно начать делать его».