Жизнь после карантина: что изменится в частной жизни и в отношениях общества и местных властей (Видеовыпуск)

Жизнь после карантина: что изменится в частной жизни и в отношениях общества и местных властей (Видеовыпуск)

Сегодня ОГФ пообщался с Андреем Максимовым, членом Общественной палаты РФ: он поделился с "Гражданскими новостями" своим видением ближайшего будущего (видео ниже).

Всем доброго дня! В эфире радио «Гражданские новости» Общероссийского гражданского форума, программа «Блиц-интервью». Я Егор Быковский, а в гостях у нас сегодня Андрей Максимов, председатель Комиссии по территориальному развитию и местному самоуправлению Общественной Палаты РФ. 

Андрей, спасибо тебе большое, что пришёл в нашу скромную виртуальную студию. Сегодня мы поговорим о том, что нас ожидает в недалеком будущем. Наша жизнь сейчас перевёрнута с ног на голову, все сидим по домам, по крайней мере стараемся. Когда и если карантинные меры в целом закончатся, останутся ли в нашей жизни их следы? Какое-то социальное дистанцирование, доставка всего и вся, надомная работа... А может, наоборот, маятник сильно качнётся в другую сторону? Что случится с городской, да и сельской жизнью, по твоему мнению?

Добрый день, дорогие друзья! На самом деле последствия вот этого карантина и изменений нашей жизни быстро не пройдут. Очевидно, что мир на ноги встанет ещё очень нескоро. Потому что долгое время мы будем бояться просто тех форм социальных и физических контактов, которые активно использовали до вирусного кризиса. И, конечно, ограничения то там, то тут будут возникать, ну как минимум до появления вакцины. Поэтому год-два-три ожидаю, что будет может быть временное, может быть частичное, но изменение той парадигмы нашей жизни, которую мы наблюдали в докризисное время. Понятно, что мы стремились к максимальным контактам, строили общественные пространства, выходили на улицу, стремились не замыкаться в своём доме, стремились больше работать и ещё больше развлекаться. Вот сейчас мир меняется. Меняется достаточно серьёзно и не вернётся вдруг назад 1 июня. Значит, мы будем опять больше ездить, например, на личном транспорте. Многие люди не позволят себе ездить на общественном транспорте. Это значит, что сужение дорог и увеличение пешеходного движения, к которому городские власти стремились последнее время, его придётся временно развернуть вспять. Сегодня говорят даже о том, что, например, в автобусах (про метро об этом не говорят), нужно организовать такие своего рода купе-кабины для того, чтобы люди сидели чуть поодаль, чуть изолированнее друг от друга. Больше мы будем находиться, конечно же, дома. Кто может, перейдет на дистанционный формат работы, и такая домашняя изоляция тоже не уйдёт быстро, а может быть станет новой нормой, новым стереотипом. И больше внимания мы будем уделять именно тому, что происходит у нас, собственно, в сугубо локальном социуме. В семье, во дворе, в подъезде. Будем смотреть на наших соседей и вряд ли так много будем уделять внимания городской жизни. Это значит, что, к сожалению, мы будем очень серьёзно перестраивать и городскую инфраструктуру. Хотя о социальном дистанцировании я бы всё-таки не говорил. Поскольку наше дистанцирование сегодня физическое, электронные инструменты работы, связи, жизни, в конце концов, позволяют нам быть вместе, общаться друг с другом и находить новые социальные контакты, объединяться. Но вот инфраструктура таких личных контактов, прямых, физических, она, конечно, будет уходить в прошлое. Мы не так много будем бывать в кафе. И, наверное, на смену обществу потребления, которое, казалось, идёт в параллель, в ногу с информационным обществом, придёт всё-таки следующий этап. Нам покажется, что только сейчас на самом деле наступает эта информационная эпоха, а о потреблении придётся во многом забыть. 

Ужасные слова: «о потреблении придётся забыть»! Ну хорошо. Мы сейчас с тобой говорили, точнее, ты говорил, про жизнь общественную. А как всё случившееся может повлиять на местную власть, на местную в разных её ипостасях. На её инструменты, имидж, эффективность? Сейчас, по крайней мере, насколько можно наблюдать, главы регионов и городов просто-таки затмили в информационном поле центральные власти. Будет ли эта тенденция продолжаться, как ты считаешь?

Ну пока затмили всё-таки региональные власти, им переданы основные полномочия, а не местные. Но я думаю, что эта тенденция будет продолжаться. Если мы понимаем, что ситуация в каждом регионе очень разная, и боюсь, что вот эта дифференциация, различия, еще будут возрастать, то тут, то там. Вот первая волна коронавируса, наверное, пройдёт, и летом будет чуть полегче. Но не исключено, что осенью нас ждут, к сожалению, вот такие локальные вспышки и необходимость как-то реагировать и на, собственно, эпидемиологическую ситуацию очень точечно. То есть в масштабе конкретного населенного пункта, конкретного города, села. И реагировать на экономические и социальные катаклизмы, которые у нас возникают. К сожалению, мы все будем намного или немного беднее. Региональные бюджеты столкнутся с ужасающим дефицитом бюджетных средств. В основном нагрузка сегодня ложится на них и выпадающие доходы тоже у них очень существенные. Мы понимаем, что сегодня нужно говорить о продлении вот этого пакета кризисных мер, допустим, для малого и среднего бизнеса и после июня. И может быть даже после 2021 года. И, может быть, на 2022 и 2023 годы. По большому счету, городская сфера услуг оказывается в очень свёрнутом состоянии. Она не сможет платить ни ЕНВД (единый налог на вменённый доход), ни налог на прибыль, ни социальные взносы, в тех масштабах, которые мы имели, допустим, в 2018-2019 годах. Это значит, что муниципалитетам нужно будет не только передавать полномочия, чтобы точечно реагировать на ситуацию. Но и всё-таки передавать ресурсы, компенсировать вот эти вот выпадающие доходы. И они вынуждены будут в бОльшей степени работать на свой страх и риск. Даже провести собрание, встречу, там как-то вживую с людьми поговорить – это будет затруднительно. Хотя передовые муниципалитеты, опять-таки, уже используют электронный инструментарий для того, чтобы свою работу и в части такой вот партисипации наладить. Есть, например, опыт города Тутаев, который уже запускает собрание жителей по домам, по кварталам, в электронном виде с помощью той программы управления городом, которую они используют у себя в Администрации. При этом с помощью программы они подписывают уже и документы, и контролируют исполнение задач сотрудниками, которые сидят по домам. Но вот ответственность муниципальных властей будет выше, финансовых ресурсов станет меньше, а то, насколько мы сможем активно участвовать в городской жизни, зависит, наверное, от нас. От того, насколько мы будем современными, использовать информационные технологии грамотно. И вместе мы сможем найти совершенно неординарные такие ответы на те вызовы, которые перед нами сегодня стоят. 

Ответы и ходы. Спасибо, Андрей! Вообще, мы заканчиваем на позитивном аккорде. Насчёт того, что нужно передавать местным муниципалитетам ресурсы и полномочия – это хорошо! Спасибо большое, что согласился поучаствовать в нашей небольшой передаче. Надеюсь, скоро увидимся не через экран. Всего хорошего!

Спасибо, Егор, рад встрече!



Вернуться назад