Преступления и наказания: что делать с российскими тюрьмами? Доклад экспертов ОГФ

Общероссийский гражданский форум и Комитет гражданских инициатив представляют доклад «Преступления и наказания: что делать с российскими тюрьмами?». Автор доклада — Ольга Шепелева, руководитель проекта «Право и нормотворчество в цифровой среде» Центра перспективных управленческих решений (ЦПУР).

Защита граждан от преступных посягательств остается одной из важнейших задач, решения которой общество ожидает от государства. Государство должно выбирать для этого такие инструменты, чтобы достижение и поддержание желаемого уровня безопасности не сопровождалось избыточными экономическими и социальными издержками. Анализ показывает, что используемые сейчас инструменты и методы обеспечения безопасности недостаточно эффективны, так как связанные с ними издержки неоправданно высоки по сравнению с обеспечиваемым уровнем защиты. Необходимо найти более действенные инструменты и методы обеспечения безопасности.

Авторы доклада выделяют три основных блока проблем и в качестве решений предлагают три направления работы: реформа системы исполнения наказаний, реформа уголовной политики и социальная адаптация осужденных.

Проблема: избыточно жесткая уголовная политика

В России на 100 тысяч населения при­ходится 375 заключенных, в то время как средний европейский уровень — на 100 тысяч населения 102 заключенных.

Причина в жестком уголовном законе, предполагающем широкое применение наказания в виде лишения свободы, в том числе — за ненасильственные преступления. В 2018 г. наказание в виде лишения свободы было назначено 190 325 осужденным. В 2012-2007 гг. к реальному лишению свободы ежегодно приговаривали более 200 тысяч человек.

Только 24% осужденных к лишению свободы получили срок 3 года и менее. Остальные 76% отбывают большие сроки. Для сравнения, в Европе наказание менее трех лет назначается в среднем 40% осужденных к лишению свободы.

28% отбывающих наказание в виде лишения свободы «сидят» за преступления, связанные с наркотиками. Таких осужденных больше, чем отправленных в места лишения свободы за убийство или за кражу. Подавляющее большинство из них — обычные потребители наркоти­ков.

В 2018 г. за приобретение, перевозку и хранение наркотиков без цели сбыта к реальному сро­ку лишения свободы приговорили почти в полтора раза больше, чем за сбыт наркотиков. Больше половины из них получили срок свыше трех лет.

Сейчас максимальное наказание за приобретение, перевозку и хранение наркотических ве­ществ без цели сбыта — 15 лет лишения свободы, а за производство и сбыт — лишение свобо­ды пожизненно.

Проблема: негуманная и самая дорогая в Европе пенитенциарная система

Российский тюремный бюджет самый большой в Европе. При этом содержание одного за­ключенного в России обходится примерно в 50 раз дешевле, чем в среднем по Европе: 2,5 евро против 128 евро на человека в день.

Медицинскую помощь заключенным призваны обеспечивать лишь 12,5% сотрудников пе­нитенциарной системы, организацию труда — 8,2%, образование — 2,9%, психологическую помощь — 1,4% сотрудников.

20% жалоб, поступивших от заключенных Уполномоченному по правам человека в РФ в 2018 г., касались несвоевременности, ненадлежащего качества или неполноты оказания меди­цинской помощи.

Для приема лекарств осужденный должен по нескольку раз в день выстаивать очередь (ча­сто на улице), что может приводить к ухудшению его состояния.

За неаккуратно заправленную кровать или оторванную пуговицу заключенный может полу­чить 15 суток штрафного изолятора.

Проблема: неэффективная профилактика рецидивов

54% заключенных в ме­стах лишения свободы были судимы ранее, 36% — осуждены три и более раза.

Причины повторного совершения преступлений нельзя свести только к антисоциальным установкам осужденных. Не последнюю роль играет социальное неблагополучие: недостаточное образование, сложности с трудоустройством, семейные конфликты, психические расстройства, наркотическая и алкогольная зависимость и пр. В частности, по данным ФСИН, 25% осужденных, ежегодно проходящих по учетам уголовно-исполнительных инспекций, относятся к категории социально незащищенных.

Наказание в виде лишения свободы не только не решает перечисленные проблемы, но и усугубляет социальное неблагополучие личности. В современном быстро меняющемся мире изоляция на срок более трех лет приводит к серьезной дезадаптации.

Сейчас в России принимаются отдельные меры социальной адаптации бывших заключенных. Однако из-за недостаточной системности они не дают ощутимых результатов в виде снижения повторной преступности. Специализированной федеральной структуры, которая занималась бы социальной адаптацией бывших заключенных, не существует. Помощь им оказывается лишь региональными властями и НКО.

Что делать?

Чтобы сделать систему уголовного правосудия более эффективной, нужно снизить уровень повторной преступности и уменьшить социальные и экономические издержки, связанные с привлечением к уголовной ответственности и наказаниями.

Уголовная репрессия, остающаяся одним из наиболее дорогостоящих для общества способов реагирования на правонарушения, должна использоваться с разумной экономностью за счет более широкого применения санкций, не связанных с лишением свободы.

Приоритетом должна стать ресоциализация правонарушителей. Это позволит преодолеть негативные последствия лишения свободы в виде дезадаптации заключенных и усвоения ими криминальной культуры, способствующей совершению повторных преступлений.

Скачать полную версию доклада в pdf.

Вопросы повышения эффективности уголовного правосудия и системы исполнения наказаний будут обсуждаться на мероприятиях Общероссийского гражданского форума–2019. Итогом работы на ОГФ станет план достижения целей и первые шаги к его реализации.

Вернуться назад