Мастер-класс «Счастье как выбор» на ОГФ-2018. ВИДЕО. СТЕНОГРАММА

В рамках VI Общероссийского гражданского форума прошли четыре мастер-класса, посвященных теме счастья – как личного, так и профессионального. Станислав Гринберг, эксперт по развитию людей и компаний, трансформационный коуч, основатель «Коучинг Центр Станислава Гринберга» провел мастер-класс «Счастье как выбор». 

Счастье – это один из главных человеческих ресурсов. Когда мы счастливы, наша работоспособность зашкаливает, время бежит незаметно, нам не страшны препятствия и преграды. Счастье – это тот «бензин», который помогает нам легко добираться наших целей. Не останавливаться на пути к ним и не предаваться негативным мыслям. Но откуда берется счастье? Где можно заправиться этим «бензином»? 

Смотрите видеозапись мастер-класса

Публикуем стенограмму:

СТАНИСЛАВ  ГРИНБЕРГ:

Тема мастер класса «Счастье как выбор». Моя задача, чтобы вы ушли отсюда с готовым инструментом, он у вас работал – я приложу максимум усилий, чтобы это произошло с вами прямо здесь. Плюс я расскажу некоторые вещи и постараюсь расширить границы мышления. 

Мы, все, так или иначе, живем внутри нашего представления о мире. Мы, как человеческое общество, построены на договорённостях. Например, мы договорились, что переходим на зеленый сигнал светофора, а на красный стоим. Есть договорённость, что если полюбили друг друга, то нужно пойти в ЗАГС и поставить там печать. И, по сути, мы живем в большой-большой коллективной договоренности. Мы живем в некоем культурном представлении, которое нам досталось. Мы его впитали от родителей, мы в него поверили, и мы в нем живем.

И во всем этом культурном представлении есть представление, о том, что такое счастье для нас. Если мы возьмем с вами европейскую культуру, в ней есть такой миф: девушка, ждет принца, который появится и сделает ее счастливой. То есть для счастья надо кого-то найти. А если мы возьмем с вами культуру мусульманских стран или Индии, то там нет такого мифа. Там есть такой миф – родители подберут тебе верного жениха или невесту. И счастье то, что родители подобрали. Совершенно разная обусловленность. И здесь тоже у нас есть представление, что счастье будет, когда у меня будет одно, другое и т.д. Где-нибудь в пустыне сейчас сидит мальчик и страдает, что у него нет классного верблюда – вот был бы верблюд и жизнь бы его удалась. А у нас здесь, в России, мальчик думает о машине. То есть разные культурные коды, но одна идея. И вот вопрос в следующем – мне подарило общество представление о том, что такое счастье. А я сам задавал себе вопрос о том, что такое счастье? Что для меня счастье на самом деле?

Мы на самом деле травмированы. Есть такой анекдот. Мама открывает окно и кричит сыну, играющему во дворе: «Вовочка, иди домой». Сын кричит в ответ: «Мама, я замерз или проголодался?» Мама: «Ты проголодался!» Понимаете? Есть что-то, что за нас решили, мы это приняли и с этим живем.

Вторая травма у нас может быть в том, что мы где-то перестаем доверять себе, мы начинаем считывать, а что же нам предлагает общество. Приведу простой пример: идет маленький ребенок, варежки болтаются. Мама говорит ребенку: «Надень варежки». Ребёнок отвечает: «Мне рукам тепло». Мама: «На улице холодно, ты не понимаешь». Ребенок: «Но мне тепло». Мама: «Одевай, холодно!» Он надел. Пришел в садик. Дают манную кашу, он пробует и говорит: «Вы знаете, не вкусная совсем, не сладкая, дайте сахар». Ему отвечают: «Да сладкая, кушай». – «Да нет, не сладкая». – «Кушай сказали, сладкая». Он ест. И дальше, когда снова происходит такое событие, что происходит? Мы делаем умозаключение – я не могу себе доверять. Я думал тепло, а оказалось холодно, думал сладко… и дальше мы не обращаемся к себе – а что такое счастье, а что для меня счастье? Мы начинаем фокусироваться и искать кого-то, кто подскажет. Я не говорю, что то, что я рассказываю – это истина, я предлагаю критически ко всему этому относиться. Ключевой момент – исследовать, проверять: «а так ли это?».

У нас есть представление культурное, что счастье находится где-то вне нас, нужно его найти и раздобыть. Что вот «когда я буду», или «у меня будет», вот тогда я буду счастлив, тогда оно случится, а сейчас – нет. Давайте зададимся вопросом – вот сейчас ваше счастье где-то может лежать дома, в холодильнике, на парковке... где на самом деле находится счастье? Внутри. Оно находится внутри. Проблема в том, что мы, не имеем к нему до конца доступ. Простой пример: можете ли вы сейчас почувствовать большой палец правой ноги? Да. А он был утром? Был, но мы его не замечали, мы были не в контакте с большим пальцем правой ноги, вообще про него не думали. Счастье точно также где-то лежит внутри нас, просто мы с ним не в контакте. Иногда мы за счастье принимаем радость. Вот скажу, что вы сейчас выиграли миллион – это счастье или радость? Сейчас будем кушать классную еду – это счастье или радость? И еще момент – мы не просто хотим счастья, мы хотим, чтобы счастье длилось, а счастье получается для нас как скоропортящийся продукт – например, купил новую машину, только что бы счастлив, а через некоторое время уже нет. Смысл духовных поисков часто в том, чтобы «раз», что-то случилось с вами и счастье не закончилось никогда. Вот встречу девушку – и будет мне счастье всю жизнь. А жизнь показывает нам, что это не так. Со мной произошла следующая история. В 2005 году, так случилось, я даже не знаю почему – я вдруг обнаружил это счастье внутри, и мне просто стало хорошо, счастливо. При этом сразу скажу, что я испытывал и горе, и злость – чувства были, но если говорить на уровне метафоры – то это как волны – они там все меняются, а внутри есть вода, которая спокойна, на глубине. И вот это счастье в тебе есть и тебе от всего хорошо. Счастье без причины, оно просто в тебе живет. Счастье уже приложили сразу в «пакете» - мы когда рождались, счастье сразу поместили в нас. Расскажу, что было самое сложное. Раньше я был мастер-спорта по обидам. Обижаться мог очень долго и обидой своей вычеркнуть внутри себя человека. А дальше происходило такое – когда кто-то меня обижал, а я нахожусь вот в этом внутреннем состоянии счастья – я обнаружил, что больше полутора минут не могу обижаться. Счастье – оно как солнце в небе. Солнце в небе есть сейчас, мы просто его не видим. Вопрос, на мой взгляд, заключается в следующем – не в том, как найти счастье – счастье уже есть внутри. Вопрос в другом – как мне получить контакт с ним. Что преграждает мой контакт с счастьем, что стоит между мной и счастьем прямо сейчас – долгим и постоянным счастьем? 

Мы живем в двух мирах внутри себя – это наше представление – в мире выживания, где нам все время нужно выживать и доказывать свое право на существование, то есть все время доказывать обществу, что я имею право на существование. И есть представление, что общество ценит самых умных или самых богатых, или самых красивых. Общество может быть любое – семья, большое государство – мы все в каком-то племени находимся, у нас есть представление об этом. Если вы посмотрите на Инстраграмм – там половина всего – это сообщение сообществу – я имею право жить. А есть другая территория – территория жизни. Вот там, где мы просто живем, тем, кто мы есть. Представьте, что вы сейчас там окажитесь. Представьте на секундочку, прямо почувствуйте, не головой, а телом, что все вокруг вас поддерживает – во всех ваших начинаниях, все ваши проявления – весь мир он любит вас и поддерживает. Хочешь делать – давай! Хочешь это попробовать – не получилось – ничего страшного, а что сейчас хочешь? Нет никакого осуждения. Нет в голове того, кто все время говорит – ты не то сделал, ты не туда пошел – он исчез. На той территории, где мы страдаем, есть это ощущение – что, если я стану счастливым, я же делать ничего не стану. Поэтому, чтобы делать, мне нужно быть все время несчастным. И поиск счастья можно превратить в игру – «как стать несчастным»: я 15 лет ищу счастья, его все нет…

Для меня большим открытием стала Байрон Кейти, ее открытие заключается в следующем – мы страдаем, потому что мы верим в наши мысли. Между нами и счастьем стоят наши мысли, которые мешают нам наслаждаться жизнью. У нас есть общие паттерны: «я не достаточно хорош», «я слишком мало в этой жизни делаю», «они меня не любят» и так далее. Задайте себе вопрос: «Что мешает вам прямо сейчас быть счастливым?» У нас в голове есть комментатор, который комментирует и всё обесценивает. Когда вы сюда зашли – он уже прокомментировал – что это за помещение, что здесь за люди – хорошие или плохие…Он постоянно приклеивает свои суждения. Как мы создаем свой собственный мир? Наш мозг постоянно «вдыхает жизнь» во все вокруг, наклеивает стикеры: «хороший стол», «не красивые шторы», «человек умный», «этот глупый»… И думаем: «Как страшно-то жить в таком мире!» Вопрос: «Кто его создал?» Это же я вдохнул во все это именно такую жизнь, я все нарисовал и тем самым я отгородился от этого внутреннего счастья с собой. Техника Байрон Кейти помогает освободиться от этих мыслей, потому что это всего лишь мысли. Возьмем какую-то мысль для примера из зала. Предложена мыль: «я не достаточно хороша сегодня, не достаточно сделала того, что должна». У Байрон Кейти есть 4 вопроса. Первый: «Это правда?» Обычно мы всегда отвечаем, что это правда. Второй вопрос: «Можешь ли ты на 100 % знать, что сегодня ты недостаточно сделала?» У нас появляется сомнение. Третий вопрос: «Как ты себя чувствуешь, когда ты веришь в эту мыль?» Не думаешь, а именно чувствуешь? Ответ: ощущение угнетения, тяжести. Четвертый вопрос: «Кем бы ты была, как бы себя ощущала без этой мысли?» Ответ: легко, спокойно. Теперь смотрите: с мыслью, что «я не достаточно сделала сегодня» - тяжело, она угнетает. Без мысли - спокойствие, легкость. Мир при этом не изменился. Мир сам по себе плацебо, он никакой – мы сами под любое событие можем наделить его значением - плохой он или хороший. Задав эти вопросы, мы чувствуем – как мысль загоняет нас. После этих четырех вопросов идет вопрос-переворот «я ДОСТАТОЧНО сегодня сделала».  И вопрос: «Почему бы это могло быть правдой?» И отвечаем себе, отслеживая ощущения. Нужно привести 3 примера. 

Мы очень внимательно слушаем, как другие люди разговаривают с нами. Если нам говорят: «ты должен, ты обязан…» мы чувствуем тяжесть и ощущаем, что с нами разговаривают с позиции надзирателя. Когда нас спрашивают: «Что тебе нравится, что ты любишь, что ты прямо сейчас хочешь?», мы в этот момент чувствуем, что с нами говорят с позиции любви. Парадокс в том, что мы внимательно слушаем, что говорят другие люди, даже сопротивляемся, если нам что-то навязывают, но совершенно не фиксируем то, как мы сами разговариваем с собой. И иногда мы разговариваем с собой совершенно с позиции надзирателя. Человек утром проснулся и начинает гнать себя в течение дня: «Иди, сделай то, сделай это, мне надо сделать то, я должен сделать это…» 

Если перескочить на несколько другую тему и вопрос: «Я сделала 8 дел, а должна была 10», нужно спросить себя: «Сколько дел я могу сделать сегодня легко и с удовольствием?» И еще такой момент, у нас в культуре есть один пробел – мы не умеем праздновать, у нас нет такой привычки и такого навыка. В чем смысл празднования? Это такое эмоциональное «ура» на что-то происходящее, например, команда забила в последний момент. Что происходит в момент празднования? Мы в этот момент генерируем энергию. Не празднуя это, мы энергию теряем, потому что у нас это не запоминается. Есть такое направление «Dragon dreaming». То, как австралийские аборигены делали проекты. У них начинается с того, что сначала мы празднуем что-то, набираемся энергии и только после этого мы вкладываем эту энергию в нашу мечту.

Вопрос – празднуем ли мы свои дела? 10 дел в списке, закончили первое дело – празднуем, радуемся, включая тело, и набираем энергии. Празднование дает силы. Если мы что-то не празднуем все время – мы начинаем выгорать, уставать, мы не фиксируем этой победы. Почему мы еще не счастливы? Потому что у нас есть потеря энергии. Состояние счастье – это когда из тебя энергия выливается и ее хватает на всех и все, что хочешь сделать. 

Возвращаясь к технике. Например, мысль: «Я считаю, что моя жена не заботиться обо мне». Первый вопрос: «Правда ли это?» Отвечаю: «Да». Дальше вопрос усиливается: «Можешь ли ты абсолютно, на 100 % знать, что это правда?» Ну, нет, конечно. Дальше: «Что ты чувствуешь, когда веришь в эту мысль – она обо мне не заботиться?» Жизнь за окном замерла? Нет, жизнь течет. Вопрос в том, какие мысли мы создаем. Здесь тоже самое - что я чувствую, когда верю в мысль, что жена обо мне не заботиться? Чувствую себя потерянным, ненужным, мне горько, в душе я одинок. Следующий вопрос четвертый: «Как бы ты себя ощущал без этой мысли?» Жена при этом как проявлялась, так и проявляется, но нет вот этой мысли. У меня ощущение радости, счастья. Дальше мы это усиливаем. Техника в целом дольше, но это уже 20 %, которые дают 80% результата. Мы задаем вопрос: «Моя жена обо мне заботиться. Почему бы это могло быть правдой?» И нужно три примера. Отойдем немного в сторону – у нас у всех забота по-разному проявляется. Это коммуникационный вопрос. Для кого-то заботиться – это что-то сказать: «Какая ты молодец», для кого-то – сделать. И, например, человек может много делать для меня, но для меня показатель заботы – это когда мне что-то говорят. Для кого-то проявление любви – это все время что-то дарить. И человек может для тебя покупать подарки, а для тебя что-то хорошее – это когда говорят. Подарки при этом игнорируются. И наоборот. Человек столько говорит или столько заботиться, а оценивается – сколько подарено подарков. Поэтому очень важно понять, а что для меня является фактом заботы, через что проявляется любовь. И когда мы в отношениях сели и поговорили друг с другом, что это для нас, мы можем создать наш новый общественный договор – как мы друг с другом коммуницируем.

Счастье – это выбор. Почему я в самом начале рассказывал про культурный код? Потому что у нас культурный код обусловлен, что счастье – это что-то, что находится неизвестно где и от тебя не зависит. Оно будет дано тебе либо деньгами, либо властью, либо другим человеком.  И в этот момент мы теряем. Если мы говорим, что счастье находится внутри нас, то только мы можем легко с ним встретиться – на самом деле ничего не надо. Есть какие-то вещи, которые нам дают искренние проблески счастья. Например, если вы сейчас подумаете – кому я искренне благодарен? Кому я в жизни вообще благодарен и за что? В момент благодарности мы получаем доступ к внутреннему состоянию счастья. Оно будет временным. Если мы хотим получить долгое счастье, постоянно, то, что Байрон показывает, ее жизнь этому учит – иногда для того, чтобы развиваться не надо что-то новое изучать, нужно  просто вычистить то отработанное, которое внутри тебя есть, очиститься от ментального мусора,  от каких-то жизненных установок. 

Представляете, пройдет вся жизнь с установкой «Не высовывайся, тебе по башке дадут». У нас же долгая эта традиция – прадедушка был бедный, дедушка был бедный, я бедный – у нас завтра юбилей – 100 лет бедности семьи. У нас многие поколения говорили «не высовывайся». Проходим по четырем вопросам и понимаем, что без этой мысли чувствую себя так, как будто нет ничего, что тормозит. В мультфильме «Побег из курятника» есть эта мысль – «забор у вас в голове». И вопрос – как разобрать этот забор у нас в голове, как его убрать. Потому, что вы можете сделать ревизию своих убеждений – сесть и написать – вот такие мысли приводят меня больше всего в ступор: ребенок плохо учится, я слишком старый для этой жизни и так далее… И просто убрать ее как мысль. Через освоенную технику. Важно, чтобы вы получили опыт. Самое хорошее, чтобы вы уже завтра себе сказали, что вот уже три мысли, от которых я освободился. Тогда это закрепится и с этим уже можно будет дальше работать. Это легкая тренировка ума избавления себя от мыслей. Как найти эти мысли? За любым плохим настроением стоит «дурацкая» мысль.

ИЗ ЗАЛА:

- А если мысль объективна? Например, ребенок не слушается. И это правда. Что же делать сейчас, если ребенок не слушает, например, уроки не хочет делать?

СТАНИСЛАВ  ГРИНБЕРГ:

- Две большие разницы, если говорю, что ребенок вот сейчас – с 17.12 до 17.15 меня не слушается. И мы «вдыхаем жизнь» - берем наклейку и «приклеиваем» на сына: «он меня не слушается». Вот ребенок, который не слушается меня всегда. Другой пример. Спрашиваете меня, хочу ли я пончик. Я говорю: «Нет, спасибо не хочу, я уже сытый сейчас». Но вы «приклеиваете» на меня наклейку «тот, кто не любит пончики». 

Вопрос в следующем: что мы хотим? Мы хотим выдрессировать ребенка, чтобы им мог управлять кто угодно? Расскажу из опыта. У меня младший ребенок, когда в 5-ом классе приносил двойки из школы (это было в стародавние времена), я пугал его, что он будет дворником с такими оценками. Приходит опять с двойкой, я только открываю рот, он мне: «А мне не страшно, я буду дворником». Я понимаю, что это не работает. А в коучинге задача задать человеку вопрос, чтобы он что-то для себя открыл. Не нам ему дать знания, а чтобы он для себя открыл. Я ему говорю: «Слушай, а можно тебя спросить? Мне просто интересно – а вот с этой двойкой какие у тебя перспективы в жизни открываются? Просто интересно». Я задал вопрос из позиции любопытства, как подарок – отдаю, делай с этим, что решишь. Не так, что «смотри в глаза и отвечай». Он ходил, думал, через какое-то время приходит и говорит: «Ну, я что понял – нужно внимательным на уроке быть и записывать домашнее задание». Я в этот момент нейтрально реагирую: «Ну, классно, ответил себе», не  - «молодец, ура, понял!» или «и это всё, что ты понял?!» Проходит еще время, и он говорит: «Я могу в принципе и пересдать». И опять спокойная, нейтральная реакция: «Ну да, можешь пересдать». И потом он третий раз приходит: «Я решил, что в четверг договорюсь с учительницей, пересдам». Первый вопрос – какая у меня коммуникация с ребенком: я его дрессирую или он сам до чего-то дошел? Он до сих пор это помнит, ему 28 лет. Вторая история опять же про ребенка, он говорит: «Папа, я тебе вот за что благодарен». Вспоминает ситуацию, когда я прихожу домой, в это время мама бьется с ним, чтобы он делал уроки. Я говорю: «Подожди, зачем ты его заставляешь. Давай попробуем так – напиши нам сам, когда ты хочешь учить уроки?» Он пришел на следующий день счастливый, принес расписание со временем. Спрашиваю: «Откуда точное время?» Ребенок отвечает, что вот в это время идут мультфильмы – вот в это они заканчиваются, и он буду делать уроки. Так потом и было. Есть один простой вопрос в коучинге, он очень сильно работает – всё, что нам пытаются навязать другие люди, мы отвергаем. Всё, что мы сами внутри для себя приняли - мы замотивированы. Если я сам выберу, когда мне заниматься и что мне учить – я буду больше замотивирован, чем, если меня заставят. И вопрос тогда не в том – как сделать, чтобы ребенок не шалил и меня слушал, а вопрос – как сделать так, чтобы он был вовлечен в свою жизнь? Как сделать так, не навязывая, чтобы он открыл для себя ценность учиться. И можно перевернуть вопрос – «Я не слушаю своего ребенка. Почему это правда?» Чтобы коммуникация точно произошла – важно отследить, что как только мы приклеиваем ярлык – мы разговариваем не с ним, а я ярлыком.

ИЗ  ЗАЛА:

-У меня такая ситуация. Трое детей и я как раз стараюсь с ними так себя вести. Старший сначала воспринял это очень хорошо, стал очень ответственным, но в какой-то момент понял, что учительница его пугает, а дома с него не требуют и за полгода по учебе скатился совершенно. Теперь я не знаю, что с этим делать.

СТАНИСЛАВ  ГРИНБЕРГ:

- Я предлагаю задавать не прямые вопросы, а исследовать. У меня такой принцип: «Я ничего не знаю и этим горжусь». Как только я скажу, что что-то знаю, я загоню себя в определенные рамки. В этой ситуации как ребенок – какую ответственность получил? 

– Выбирать время занятий и нести ответственность за свое собственное обучение.

– Какой критерий, что я нахожусь в ответственности?

– То, что ты понимаешь материал и если что-то не так – ты подходишь и спрашиваешь.

– Оценка может быть этим критерием ответственности?

– По большому счету нет. 

– Если оценка никак меня не характеризует, вот я и «забил» на эти оценки. 

– У меня претензия не к оценкам, а к тому, что он не понимает материал. И не подходит, хотя такой критерий есть: ты не понимаешь – ты подходишь. 

– Можно спросить – почему, когда ты не понимаешь, ты не хочешь ко мне подойти?

– Говорит, что не рассчитывает время. 

– Мы живем в мире социальных договоров, если что-то не работает – нужно разбираться что и создавать новый договор. Мы с тобой договоримся – когда ты планируешь время – ты планируешь на выполнение заданий и закладываешь еще 15 минут на то, что если ты не сможешь разобраться – ты придешь ко мне. Передоговориться и создать новый маркер. 

– Нужно ли включать контроль, понимая, что ребенок «съезжает»?

– Надзиратель контролирует процесс. Мы можем контролировать какие-то промежуточные, реперные точки. Для тебя, что было бы реперными точками не контроля процесса, а реперного контроля.

– Я на них и поймала, что он не в процессе.

– Ему нужно объяснить реперные точки, критерии, он же может их и не замечать. Есть целая тема – мышление конечными результатами и мышление процессами, мы мыслим процессами.

Ключевой посыл сегодняшнего мастер-класса – если что-то случилось, осознайте следующее: ум начинаем приклеивать наклейку: «это вот это» и забывает эти наклейки потом отдирать. Поэтому первое - отслеживайте, чтобы не было установок. Второе – можно посмотреть, что это реальность, что счастье во мне, счастье сейчас в вас. Где находится ваша жизнь прямо сейчас? Здесь. Вы же в курсе, что сейчас вас больше нигде нет, вы здесь. Где находится счастье? Здесь. Что мешает мне прямо сейчас здесь быть счастливым? То бесконечное количество мыслей, которое есть у меня в голове. Надо бежать, либо поесть, либо не поесть – куча дел. Правда ли, что мне прямо сейчас нужно куда-то бежать? Могу я точно быть уверен, что сейчас нужно куда-то нестись? Что я чувствую, когда я верю в эту мысль – я сейчас устал, тяжесть. Кем бы я был, если бы не было этой мысли – счастливым человеком. И вопрос следующий – важно не только, что мы делаем, а важно «из чего» мы это делаем. Если бы я хотел свое дело делать из состояния счастья – посуду мыть из состояния счастья, с ребенком говорить из состояния счастья, лениться из состояния счастья, ругать себя из состояния счастья – критичность мышления не теряется, но она не проваливается в эмоциональное состояние и не создает там эмоциональный разрыв. Да, я могу быть счастливым, отслеживая какие-то вещи, разумно корректируя свое поведение. Четыре вопроса и переворот – то, что мы приписываем другим людям и обстоятельствам – на самом деле мы этим занимаемся. Если я говорю – он меня не слышит – это я его не слышу – и когда мы раскрываем обратную сторону – все, в этот момент мы освобождаемся. Представьте – нет сейчас ни одной зудящей мысли у вас в голове, теперь все эти мысли – я должен кому-то чего-то, куда-то – все эти долженствования ушли.

ИЗ  ЗАЛА:

- Мы стали пофигистами?

СТАНИСЛАВ  ГРИНБЕРГ:

- Правда ли в том, что если я стану счастливым, я стану пофигистом? Я на 100% абсолютно уверен, что если стану счастливым – то стану пофигистом? Что я чувствую, когда верю в эту мысль? Кем бы я был без этой мысли? Дело в том, что я не говорю, что проблемы не надо решать, проблемы остаются, но решать их можно из состояния счастья. Мое несчастье – не причина решения проблемы. В состоянии счастья мы больше наполнены энергией, многие вещи мы более спокойно воспринимаем и нам хватит этого на решение каких-либо вопросов. Следующий момент исследования – и все-таки жить из любви к себе. Любить – это не значит разрешать всё. Любить это и беречь в том числе, беречь от очень многих вещей.

Вернуться назад