Мастер-класс о том, как повысить работоспособность на ОГФ-2018. ВИДЕО. СТЕНОГРАММА

На ОГФ-2018 Анна Владимирова, медик, специалист по китайской медицине, основательница Школы оздоравливающих практик Ву Минг Дао провела мастер-класс «Что делать, если ничего не хочется делать? Технологии повышения работоспособности». Она рассказала о технологиях, которые позволяют получать дополнительные силы для социальных свершений, стабилизировать эмоциональный фон, застраховать себя от психосоматических последствий стресса и эмоционального выгорания. 

Смотрите видеозапись мастер-класса

Публикуем стенограмму:

АННА ВЛАДИМИРОВА: 

– Я врач по образованию, руководитель Школы оздоравливающих практик Wu Ming Dao. У меня есть небольшое, но, тем не менее, открытие в области нейрофизиологии – метод прямого обучения мозга правильному движению и новому движению, которое создаёт иную структуру тела. И сегодня наш мастер-класс будет про структуру, которая поддерживает счастье, так или иначе

Здоровье – это наследство, которое вам досталось. И в этом смысле различается здоровье пренатальное - та сила, которую тебе дали при рождении. Очень часто мы, как богатые наследники, тратим этот наш ресурс, в какой-то момент даже залезая в кредит. И кредит там очень такой «приятный»: какое-то время он беспроцентный. Есть люди, которым досталось чуть больше наследства, есть люди, которым чуть меньше. Но проматывание этого наследства – это наша общая тенденция, так уж мы научены. Как бы сделать так, чтобы здоровье было и чтобы оно приносило пассивный доход? Вот вы не думали про здоровье как про управление финансовыми потоками? Когда мы берём здоровье как некий ресурс, который мы тратим, мы в принципе берём постулат, что «старый равняется больной». Но это такая же правда, как «старый равняется бедный». Ну, нет же! И вот вопрос: «Сколько здоровья вы заработали и отложили за последний год?» Мне, как человеку, который родился с очень небольшим наследством, пришлось как-то понимать, как делать пассивный доход, как пополнять это наследство довольно-таки рано. Мне посчастливилось заиметь большой сколиоз (третью степень) и генерализованный деформирующий артрит. Поэтому я как раз тот человек, которому проматывать было нечего. Я уверена, что в зале есть такие люди, как я. 

Когда ты устаёшь, ты идёшь к аппарату, который выдает тебе кофе, для того чтобы двинуться дальше, и ты понимаешь, что вливаешься в долг и говоришь «Я отдам». Уверена, что есть люди, которые клялись себе, что вы себя «отоспите». Недосып, да? Но потом возникает «тусач» и ты думаешь, «ну как они там без меня?». Ну и всё, и снова долг растет. До 30 в принципе все справляются плюс-минус. У нас специфическое видение времени. Я просто помню, что я думала о возрасте в свои 11. Вы помните? Тридцатилетние казались такие старушенции, я думала, что когда мне будет близко к этому, я пойду в какую-нибудь глухую деревню, чтобы никто не видел ужаса этой старости. 

И вся моя работа про здоровье. При этом «давайте позаботимся о здоровье» - это как-то неприятно звучит. Что нужно сделать? Ну, скорее всего, сходить к врачу. При этом всегда есть сомнения, а надо ли? Потому что есть такие люди, про них ходят легенды: «А я знаю человека, который ни разу не чистил зубы и у него все зубы на месте». Или вот этот прекрасный анекдот, когда берут интервью у какого-то долгожителя и спрашивают его, как вы достигли таких успехов... и там кто-то шумит за стеной. «А, это мой старший брат, он опять балагурит, напился и гуляет»... И вот эти вот люди создают легенду о том, что вообще-то либо здоровье есть, либо нет – и всё должно быть хорошо и так. Или стройные люди, которые рассказывают, что они всё едят. Вот моя подружка говорит: «Я так объелась печеньями». Я, наивное создание, думаю, как это она объелась печеньями? Ну, думаю, пачку-две съела? Она съела два. И это – легенды. Быть может, они есть, ведь мы верим в существование снежного человека, равно как и в существование людей, которые ничего не делают для здоровья.

Есть в зале люди, у которых единица зрение? Делаете ли вы регулярно упражнения для глаз? Все ли вы видите хорошо? Ну, нет. Если вы читали в метро, вы выходите и смотрите на табло, вам видно сразу циферки? Нет - не видно. Это особое слово, которое используют люди, у которых единица зрения. Люди с особенным зрением что скажут? «Я не вижу». А люди с единицей говорят: «Это не видно». Слышите разницу, да? А что вы делаете для того, чтобы увидеть? Они говорят: «Я щурюсь». Они меняют фокусное расстояние вперёд-назад. То есть они меняют фокусное расстояние за объект- перед объектом до тех пор, пока объект ни проявиться. Они не смиряются просто с тем, что это не видно. А люди с «особенным» зрением просто в какой-то момент смирились. И получается, что люди с единицей - у них единица потому, что они почему-то (по непонятной причине) ввели в привычку какую-то тренировку, они не смирились. И делают что-то. Мы к этому вернемся.

Когда мы говорим «думать о здоровье» и идти к врачу – это не вариант. Противоположная сторона – ЗОЖ, и это тоже расстраивает. Ну, потому что ЗОЖ – это список того, что нельзя. Нельзя, а хочется! Это такой список ЗОЖ и тогда: вот это - нет, вот это - нет, вот это - нет. И вот вам они две полярности заботы о здоровье. Меня не удовлетворяет ни один из этих вариантов. В стенах нашей школы, а это то место, куда люди приходят заботиться о здоровье – то есть сделать что-то «для», а не «от» родилось словосочетание. «Развитие здоровья». Обычно как говорят? Поддержание здоровья, забота о здоровье, профилактика, но развитие здоровья – то, что не употреблялось вообще. И мы стоим перед этим выбором: либо ничего не делать, либо быть ЗОЖевцем и бегать по утрам (так холодно!) или идти к врачу. Короче говоря, посмотрев на всё это, мы делаем классический вывод: а со мной всё в порядке. Нормально у меня всё! И поехали мы дальше в каком-то смысле в «несознанке», использовать этот ресурс дальше.

Что вводит тело в кредит? Что сильно тратит телесный ресурс? Это эмоции - номер раз. Амплитуда эмоций, к сожалению. Потому что колебание также тратит, «таксует» тело. Понятное дело, отрицательные эмоции длятся чуть дольше, наша способность удерживать внимание на неприятных ощущениях намного лучше. Это вопрос к структуре тела, к анатомии и физиологии тела, потому что у нас на 5 клеток, которые могут ощущать неприятные ощущения, есть только одна, которая способна доставить удовольствие. И это такая структурная несправедливость сегодняшнего дня. Еще сто лет назад она была нужной. У нас нет такого количества проблем, чтобы увлечь эти пять клеток.

ИЗ ЗАЛА:

– Природа не программировала на счастье?

АННА ВЛАДИМИРОВА: 

– Нет, нет, природа не программировала на, условно, горячую воду из-под крана. Мы прямо реально не рассчитаны, структурно, физиологически не рассчитаны на такое количество комфорта, какое мы испытываем сейчас. И моё мнение – покуда мы ещё не адаптировались, мы пройдем еще какую-то эволюционную цепочку, мы адаптируемся структурно под новые условия. Ну а сейчас пока мы находимся в этом смысле в весьма жестких условиях. То есть комфорт у нас уже есть, физического комфорта – зашкаливающее количество. А клеток, которые беспокоятся про всё плохое – перебор.  Мы собрались, чтобы узнать, как дать работу этой одной клетке, чтобы те 5 стали бы эволюционно рудиментарными, атавистическими и их задачи закрылись бы в какой-то момент. Эти 5 клеток требуют работы, поэтому перед нами стоит большая эволюционная задача – заставить одну клетку работать, а эти 5 – пусть спят. Говорят, что есть люди, которые очень позитивны и всегда счастливы. Если вы начинаете спрашивать этих людей, вы слышите в ответ, что на самом деле быть счастливым – это большая работа. Мы воспринимаем 40 миллионов мегабит информации в секунду, а обрабатываем мы при этом только 2 тысячи.  Про наше объективное видение говорят эти две цифры! Физиологическая правда заключается в том, что центр бдительности – это другой центр. Он вообще не связан с этой фильтрацией. То есть – насколько оптимистично, весело, радостно вы видите мир – это никак не относится к бдительности, которая бдит. Вне зависимости от количества вашей радости и предположения, что «все будет хорошо» - бдительность работает все равно. В заботе о здоровье нас интересуют следующие вещи. Нас интересует структура, которая поддерживает то состояние, в котором ты планируешь жить. А также расслабление и трофика. Расслабление внутри правильной формы – это некий навык открытия тела, когда тело создает свободное пространство для того, чтобы поддерживать какую-то эмоциональную константу. 

Эмоциональная константа возникает из некоторого рисунка напряжения тела, которое его создает. Например, если вы не напряжете диафрагму – вы не сможете разозлиться. Если вы умеете расслаблять диафрагму – вы легко выходите из этого состояния. Это навык. Это не то, что дано, это навык, который нарабатывается. Когда я работала с людьми в разной степени депрессии, у меня накопились позитивные и оптимистичные данные про депрессию. Депрессия в китайской медицине связана с циркуляцией «ци» в легких и тогда, когда есть весьма специфическое напряжение верха грудной клетки, которое я назвала «печальная грудная клетка», человеку печально. Просто потому, что есть это напряжение. Расслабляя его, он помнит о том, что его опечалило, но он выходит из этого состояния – потому что возникает другая структура тела, другой рисунок дыхания и другой гормональный статус. Как мы себя чувствуем зависит от того гормонального коктейля, который течет внутри нас – какое содержание серотонина в твоей крови, окситоцина и т.д.  Например, чтобы повысить количество окситоцина в крови, необходимо расслабить диафрагму. Для этого помогает простое упражнение – нужно согнуться, задержать дыхание, на задержке подняться, продлевая задержку, вдохнуть и тут же выдохнуть, снова согнувшись, задержать дыхание в нижнем положении и на задержке, распрямляя, раскрывая плечи – сделать вдох в живот. Еще раз: в здоровье нас интересует структура тела, расслабление внутри этой структуры и трофика – циркуляция внутри этой структуры. Это когда то «наследство» («пренатальная энергия»), которое дано от рождения, и «заработанное» («постанатальная энергия»), начинают двигаться внутри, давая жизненные силы и создавая внутри структуры, которые могут поддерживать счастье. Мы уже рассматривали, что, например, «печальная грудная клетка» не может поддерживать счастье, то есть ту эмоциональную константу, в которой вы хотели бы жить. 

Что нужно взять под контроль? Что заводит нас «в кредит»? Это стимуляторы, эмоции, недосып и стресс. Что важно, если мы залезли «в кредит», например, недосыпаем? Своевременно вернуть долг, пока период «беспроцентный» - то есть своевременно дать себе выспаться. Современный мир дает нам возможность жить дольше и намного интереснее. И мой призыв – заботиться о своем здоровье и инвестировать в свое здоровье разными методами. Например, делая те телесные практики, зарядку, в конце концов, которые создают расслабление, правильную структуру и дают возможность циркуляции внутри этой правильной формы, которая способна поддерживать радость – то есть окситоциновую наполненность, нужный уровень допамина. 

Допамин регулирует то, насколько тебе интересно. Нам кажется, что то, насколько нам интересно, определяется тем, насколько нас сейчас увлекли – то есть внешний, вынесенный за пределы тела интерес. Интерес, на самом деле – это внутреннее состояние, которое я предлагаю культивировать, потому что состояние интереса создает новые межполушарные связи и новое восприятие. Получение новой информации зависит от того, насколько ты смог войти в состояние интереса. Насколько тебе нравится та деятельность, которую ты делаешь?  Настолько, насколько есть допамин. А он, в свою очередь, есть в том количестве, в котором ты сможешь его культивировать. Как именно? 

Есть хорошее упражнение с часами, на которых есть почасовой сигнал или можно настроить это на мобильном телефоне. Как только прозвучал сигнал, ты спрашиваешь себя: «Насколько мне интересно прямо сейчас?» Шкала начинается с единицы: что бы вы ни делали, минимально, на сколько вам может быть интересно – это на один. Чем менее интересное для вас занятие – тем длиннее шкала. Что бы вы ни делали – бывало ли, что у вас была деятельность еще менее интересная? Ответ – да. Настройте на рабочем компьютере ежечасно всплывающее окно с вопросом «Насколько мне интересно прямо сейчас?» За две недели изменится то, как вы относитесь к работе, измениться количество допамина, а значит и удовольствия, которое вы получаете от той деятельности, которой занимаетесь дольше всего. Может ли быть такое, что вы две недели будете отвечать, и все время будет единица? То есть предположение, что мозг не научится включать состояние интереса? Я сомневаюсь. Мы обучающиеся существа и способны научиться включать это состояние интереса, мозг тренируется входить в это состояние. Наша задача – создать состояние, а не ответить правду. Для этого очень важна позитивная шкала, которая уже начинается с плюса. Минимум интереса, который вы можете испытывать – это один. Это метод шкалирования, который работает. Еще две шкалы предложу вам. «На сколько я счастлив сейчас от одного до…». Когда вы начинаете честно отвечать на этот вопрос, вы понимаете, что были моменты, когда вы бывали менее счастливы, чем сейчас и это уже счастье на столько-то. Отвечая ежечасно, вы научаете систему обращать внимание. 

Помните, мы говорили, что у нас 5 клеток, которые получают и обрабатывают информацию о том, «а что не так» и 1 клетка, которая обрабатывает информацию «что так». В тот момент, когда вы задаете вопрос «а что так» - «На сколько я счастлив?» вы даете работу этой одной клетке, вы тренируете свой мозг работать теми участками, которые вы хотите, чтобы работали. Палитра испытываемых состояний сужается со временем. Вспомните, насколько легко вас было развеселить в студенчестве. Сильно легче, чем сейчас. Эта палитра сужается. К сожалению, существует такая неврологическая правда – те паттерны, те состояния, в которые вы чаще всего «ходите», вы и нахаживаете – они становятся еще больше, а побочные состояния уходят. Поэтому, у нас ответственность за каждый час, чтобы провести его или хотя бы встретить в чем-то интересном, в чем мы планируем жить дальше. Тогда, когда вы работаете со своей структурой, поддерживаете гормонально-эмоционально-структурный фон – вы инвестируете в собственное здоровье, а значит, развиваете его. 

Отвечая на вопросы аудитории про работу с чувствами. Как вы знаете, что вы чувствуете?  Это набор телесных ощущений. Для того, чтобы узнать, какая у тебя эмоция – тебе нужно обратиться к телу. Есть люди, которые умеют обижаться на своих близких на неделю. Что нужно для этого? Мы говорили, что когда возникает это чувство – какие напряжения возникают, какие напряжения вы поддерживаете? Губы, горло, диафрагма. Тебя спрашивают: «Как дела?», ты отвечаешь обиженным голосом: «Все нормально». Этот голос не получится, если все это не напрячь. Я знаю человека, который умел обижаться очень долго. В момент обиды его неожиданно близкие пихнули в бок, он потерял напряжение и следом состояние. Он простил свою обиду. В другой раз, помня о том, что вывело его из состояния, он на такой же тычок в бок удержался, сохранив рисунок напряжения тела и обиду. Это тренируется. Когда мы говорим про печаль – это натренированное напряжение, которое нужно расслабить. Тогда, когда вы его расслабляете, меняется рисунок дыхания, и эта эмоция больше не поддерживается.

Вернуться назад