Интервью с первыми героями socialmedia-проекта #ПотомуЧтоЛюди Вконтакте посмотрели более 6 млн раз 


Socialmedia-проект #ПотомуЧтоЛюди стартовал 11 сентября и за 7 недель получил более 6 млн просмотров в социальной сети Вконтакте.
Своими историями о благотворительной и гражданской деятельности уже поделились 13 героев проекта: Евгений Миронов, Андрей Шаронов, Ингеборга Дапкунайте, Валдис Пельш, Лиза Арзамасова, Владимир Смирнов, Дарья Донцова, Алексей Кортнев, Александр Цыпкин, Валерий Гергиев, Александр Аузан, МакSим. Каждое интервью – это личные переживания героя, его или её собственный путь в благотворительность и наглядное доказательство того, что делать добрые дела – это просто, нормально, естественно и доступно каждому. 

А на этой неделе мы поговорили с Дианой Арбениной о том, чему учит благотворительность и как найти на нее время. Все интервью можно увидеть и почитать на сайте проекта

О чем говорили герои проекта #ПотомуЧтоЛюди? – Очень коротко:

Диана Арбенина: 

А когда эти детки отказываются есть, это очень плохо, это значит, что они жить уже не хотят, то есть организм перестает бороться. Я пришла к ней в больницу и говорю: «Слушай, я что-то не понимаю, ты вообще хочешь прийти на концерт и спеть другую песню, песню «Асфальт» хочешь спеть?». Она лежит, повернутая лицом к стене, не реагирует ни на что. Я говорю: «Я что-то не понимаю, один раз вот вышла и одну песню всего лишь спели? Это же вообще очень мало». Говорю: «Я на тебя не давлю, ты подумай, но я надеюсь, что ты придешь и будешь петь у меня в концерте еще раз». Все, и я ушла. Она повернулась и сказала: «Я хочу котлету».

МакSим: 

Бывает, что мы делаем концерты, посвящённые особенным детям, и каждый из них действительно особенный, каждый из них личность, со своим характером, со своими подходами жизненными. Многие из них бывают очень талантливыми. Один парень написал очень много сумасшедше талантливых стихов, и когда я приехала в Екатеринбург, я просто не могла его не навестить, потому что мне просто этого человека захотелось обнять.

Валерий Геригев: 

Ты живешь в России в 90-е годы. Ну как ты можешь ожидать от государства следующего сценария: ни у кого нет денег, пенсии маленькие, и только один театр, будь то Большой или Мариинский, поддерживается очень щедро государством. Даже не Эрмитаж. Такое невозможно! Мы все тогда были благотворителями. Все. По крайней мере, артисты, значительная часть артистов, которые выходили на сцену, исполняя сложнейшие партии, лучшие музыканты. И я, как руководитель театра, даже не знал, что такое заработная плата.

Ингеборга Дапкунайте: 

Если думать о том, что мы занимаемся людьми, которые не выздоровеют, то можно сказать, что это странная позиция. Каждый человек умрет – это вопрос только терпения и времени, как сказал Камю. И никто не знает, когда это с нами случится и как. Мы просто помогаем людям жить.

Валдис Пельш: 

На благотворительных мероприятиях, если они связаны с изъятием денег у людей, которые пришли сюда, я безжалостен. Мне не жалко абсолютно. Я стравливаю столы между собой, смеюсь над людьми, указываю на их недостатки, чтобы их позлить и чтобы они выложили побольше денег. С одной стороны, я восхищаюсь этими людьми и искренне в конце аукциона благодарю их за то, что у них большие сердца и за то, что они помогли. Но в процессе самого аукциона я совершенно спокойно вынимаю, тащу у них деньги из кармана, и мне их совершенно в этот момент не жалко. Потому что мы занимаемся правильным делом.

Александр Цыпкин: 

Ты просто понимаешь, что нужно делать, и делаешь. Звонит Ингеборга: «Цыпкин, поехали в хоспис, почитаем рассказы». От этого нельзя отказываться. Как ты можешь сказать ей: «Нет, я не поеду»? Тебе потом наверху скажут: «Ты что, охренел? У тебя и так все хорошо. Мы тебя попросили одну вещь сделать, а ты сказал: «Я не могу, я занят».

Дарья Донцова: 

Я тесно связана с Марфо-Мариинской обителью в Москве и говорю: «Помогите нашей обители, пожалуйста». – «У нас нет денег». Вопрос не в сумме. Нет денег? Но у вас есть машина. А вот теперь представьте, что в Москву приехала женщина с ребенком в единственный в Москве бесплатный садик для детей с ДЦП на месячную реабилитацию. Вот она стоит посреди вокзала с ребенком, которого надо держать на руках – он не ходит. И куда ей идти? А тут вы с машиной: «Здравствуйте, давайте я вас отвезу».

Лиза Арзамасова: 

Понимаете, есть ты, есть баян, твои руки умеют играть на нем. Давай, вперед. Бабушки и дедушки, которые хотят спеть песню, которую ты не знаешь – «Google» нам в помощь. Открываем, ориентируемся на месте. Главное – ехать туда с добрым намерением.

Евгений Миронов:  

Я просто беру и делаю. Даже когда не получается. Иначе невозможно. От нас зависит только то, что мы сами считаем возможным делать. «Каждый день поступком отпечатывать жизнь», – сказал Солженицын. Поступком! У каждого есть такая возможность определить, что в этот день ты обязательно должен сделать. И я не думаю –  зависит от меня, не зависит. Просто делаю, как и все мои коллеги рядом со мной.

Алексей Кортнев: 

Меня мои родители просто приучили к тому, что слабым надо помогать. И делать это не потому, что тебе хочется, или потому, что тебе стыдно за свое собственное здоровье и благополучие, а просто потому, что это норма поведения. Точно так же, ну не знаю, как мыть руки перед едой, или не рыгать в обществе - это норма. Если ты ведешь себя иначе, ты испытываешь дискомфорт.

Александр Аузан: 

Нас довольно редко устраивает окружающий нас мир, когда мы об этом задумываемся. Но в целом мы понимаем, что вот это несправедливо, это нехорошо, а это просто ужасно. Для кого-то это что-то вроде неловкости и лучше отвернуться и не думать, а для кого-то это такое ноющее чувство, что вот нужно бы это убрать. Любая гражданская деятельность – это, на мой взгляд, что-то вроде такого направления самореализации, когда вы приводите мир в соответствие с вашей душой и умом.

Андрей Шаронов: 

Мы – такое прогосударственное общество, мы очень сильно ориентированы на власть, и у нас очень большие, чаще всего завышенные, ожидания от власти и заниженные ожидания от себя. Ну, мы же не власть, мы же не уполномочены, – что мы можем сделать? Даже в нашем государстве у потенциально гражданского общества много полномочий, и мы не пользуемся всеми полномочиями. Гражданское общество начинается там, где есть граждане, и в этом смысле не важно, этот гражданин – чиновник, бизнесмен или представитель некоммерческой организации.

Владимир Смирнов: 

Благотворительность – это инвестиции, но инвестиции, прежде всего, в себя. Потому что для чего мы живем? Чтобы изменить себя. А все остальное является инструментом для самоизменений, в том числе и благотворительность.Ты инвестируешь в себя, в свое изменение, ты инвестируешь и в изменение других людей. Как сказал один великий человек: «Спасешься ты – вокруг спасется сотня». Возможно, делая что-то, мы, не замечая этого, инвестируем в окружающих людей, просто даже хотя бы своим примером. А если есть возможность инвестировать еще и средства, то это вдвойне улучшает среду нашего обитания.

А в конце интервью герои проекта #ПотомуЧтоЛюди объявляют свой конкурс, в котором вы можете принять участие и выиграть их любимую книгу с автографом.

#ПотомуЧтоЛюди в социальных сетях:

Сайт проекта – потомучтолюди.рф

ВК – vk.com/potomuchtoludi 

Instagram – instagram.com/potomuchtoludi

Facebook – facebook.com/civilforum

Вернуться назад