«Гражданское общество может стать как фактором сдерживания авторитаризма, так и фактором не впадения в революцию». Резюме круглого стола на ОГФ

В рамках Общероссийского гражданского форума 19 ноября 2016 года состоялся круглый стол «Гражданское общество в России +/- 15». Его организатором, наряду с ОГФ, выступила Международная лаборатория «Центр исследования экономики институтов гражданского общества» экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

По многочисленным просьбам участников Общероссийского гражданского форума, мы публикуем резюме дискуссии.

15 лет назад состоялся первый Гражданский форум, который стал заметным событием в общественной жизни. На Форуме по существу было объявлено партнёрство между гражданскими организациями и новым президентом. Впрочем, и тогда, и сейчас это событие по-разному оценивается в гражданском обществе и в экспертной среде. Открытыми остаются такие вопросы, как: что произошло за эти годы с гражданским обществом? Какое будущее нас ждет? Участники круглого стола, среди которых были Игорь Аверкиев, Александр Адамский, Александр Архангельский, Александр Аузан, Денис Волков, Александр Волошин, Евгений Гонтмахер, Александр Даниэль, Лариса Зелькова, Асхат Каюмов, Алексей Кудрин, Светлана Маковецкая, Влада Муравьева, Глеб Павловский, Эмиль Паин, Елена Русакова, Елена Тополева, Михаил Федотов, Артём Шадрин, Екатерина Шульман, Лев Якобсон собрались, чтобы попытаться в этом разобраться. Им было предложено высказать свое мнение и по возможности ответить на следующие вопросы:

1. По мнению ряда экспертов, с 2006 года начали развиваться независимые "низовые" процессы, гражданские практики (произошло расширение масштабов, тематического разнообразия и форм самоорганизации), связанные с появлением поколения Y, развитием социальных сетей, ростом благосостояния населения. Как эти процессы будут влиять на развитие страны в ближайшие 15 лет?

2. Какие ценностные установки у гражданского общества России сегодня?

3. Насколько устойчиво гражданское общество: переживают ли организации своих создателей (лидеров)?

4. Каков потенциал взаимоотношений государства и гражданского общества на ближайшие 15 лет?

5. Общество, гражданское общество и государство: как будет меняться общественный договор в ближайшие 15 лет?

В ходе дискуссии участники круглого стола в той или иной степени касались поставленных вопросов, но в основном споры велись вокруг оценок и целей первого Гражданского форума (ГФ), последующих этапов развития гражданской активности в стране, понимания сегодняшней ситуации, а также видения ближайшего будущего.

Оценка и отношение к Гражданскому форуму 2001.

В целом оценки Гражданского форума (ГФ) 2001 были преимущественно позитивными, хотя эксперты по-разному видят цели этого знаменательного собрания. Одна из задач ГФ-2001 – представительство того множества неправительственных сообществ (разной степени независимости, разной степени влияния), которые были «невидимы» и не представлены. Было важно показать, что активный некоммерческий сектор – это сила. Был предложен новый «язык», которым предполагалось разговаривать гражданскому обществу с другими партнёрами (властью, бизнесом): «язык» прав человека, справедливости, межсекторного партнёрства, «язык» проектов. Выстраивалось взаимоотношение НКО с государством, которое ранее почти не замечало гражданское общество. Это было время «обмена ярлыками и верительными грамотами, все друг другу что-то предъявили, брали на себя некие обязательства, по крайней мере, было понятно, по каким правилам действовать». Произошла легализация для государства деятелей гражданского общества и ряда коммуникационных технологий: форумов, переговорных площадок. «Из полуподпольных непонятных кого-то мы после этого форума стали у себя в регионах какими-то серьёзными лицами». С другой стороны, полагают участники, была идея «дать сигнал от президента гражданскому обществу, показать, что президент считает развитие гражданского общества важным и всячески поддерживает». Впрочем, предполагалось, что это общество должно находиться в «партнёрско-подчинённом положении», иначе случится покушение на «божественные принципы», на которых государство базируется. При этом, как было сказано, во взаимоотношениях общества и государства нужен правильный баланс, отсутствие которого может стать катализатором социальных потрясений.

15 лет после первого Форума

За последующие годы гражданское общество прошло разные этапы своего развития. На рубеже 2000-х распространен был импорт идей и ресурсов. Сейчас многое есть уже у нас самих, нужно просто дать этому развиваться. «Те установки поведения, которые сейчас достаточно распространены, - выступать в защиту своих интересов, осознать коллективные интересы, сформировать правовую позицию и выступить с точки зрения этой правовой позиции, - это то, что в 90-е годы было в большом дефиците».

Также за 15 лет произошла эволюция отношений гражданского общества и государства. Было предложено представить эту эволюцию в формате «пятилеток»:

- 2001-2005 – период активного сотрудничества власти и гражданского общества в широком понимании, региональные гражданские форумы;

- 2006-2010 – постепенное введение ужесточающего регулирования, отозвана презумпция «добросовестности» НКО;

- 2011-2016 – реализация энергии гражданского общества за счет неформальной самоорганизации (демонстраций, участия в тушении пожаров, устранения последствий наводнений), попытка повторно выстроить площадки для диалога государства с «гражданским обществом»; с другой стороны – попытки государства разделить структуры гражданского общества на «хорошие» и «плохие».

Эмоциональную реакцию вызвал предложенный одним из участников дискуссии образ государства, поливающего из лейки гражданское общество, чтобы оно росло. «Гражданское общество должно быть продуктом эволюции. Не надо требовать от Путина, чтобы он ходил и поливал его из лейки», люди должны объединяться и защищать свои права «через мучения и страдания», гражданское общество должно развиваться вопреки, а не благодаря. Нужно, чтобы была самонастройка гражданского общества, а не искусственное его выращивание. «Виноградник должен страдать, чтобы вино было вкусным. А если виноградник не страдает – слишком жирная почва, слишком хороший климат, то растёт он красивым, но вино невкусное». Эта яркая метафора нашла живой отклик среди участников. Почему бы не поливать то конструктивное и хорошее, что прорастает в обществе, полагали одни. Другие соглашались, что «Путин не должен поливать виноград», растение не должно «страдать от ливня». Но ведь «когда поливают растение серной кислотой, то это хуже, чем уничтожение винограда. Мы можем получить устойчивый к серной кислоте сорт». Речь про полив не идет, возражали третьи, нужно «перестать ходить по этим грядкам в железных сапогах, ослабить прессинг на самоорганизацию граждан».

Нынешняя ситуация с гражданским обществом

15 лет назад Гражданский форум представил спектр деятельности НКО так, как он и воспринимался в общественном мнении: прежде всего по направлениям. И «не явно предполагалось, что система ценностей, на которой базируется и развивается деятельность этих организаций, основана на так называемых либеральных ценностях и развивается в рамках этой системы ценностей. Последние 15 лет заставили эту аксиому поставить под сомнение».

На рынке общественных интересов выступили не только элиты, но и иные слои населения, группы с разными ценностями. Поэтому «ожидать каких-то очень заметных изменений в общественно-политических ориентациях НКО, пока они не меняются в обществе, не следует. Какое общество, такие и НКО». Анализ показывает, что, если в политизированной части гражданского общества мы наблюдаем некоторый упадок, то в той части, которая политически индифферентна, — подъем. «Волонтеры - действительно люди самых разных взглядов. Вот вместе пожары тушили. Большинство из них никаких политических пристрастий не имеет. Вообще никаких. Большинство НКО политически индифферентные. А из тех, кто политически не индифферентные, разброс такой же, как в обществе».

Можно сказать, считают некоторые участники, что у нас есть разнообразие различных гражданских обществ. Есть так называемые «темное» и «светлое» гражданское общество, открытое и закрытое, а еще есть «огосударствленное или проектное». В ходе обсуждения к этому перечню было добавлено еще и «серое» гражданское общество. Его чаще всего характеризуют как «кланы». Это некие «коалиции гражданских и общественных группировок, которые в сфере межэтнических отношений играют выдающуюся, феноменальную роль», формируя систему сдержек и противовесов в ряде регионов.

К активизму, основанному на нелиберальных ценностях, или к «темному» гражданскому обществу некоторые эксперты отнесли структуры типа НОД, «Суть времени», «Ночные волки» и «Православные хоругвеносцы». Впрочем, по мнению некоторых участников, «страхи либерального сообщества по отношению к таким организациям сильно преувеличены, судя по их конкретному влиянию и, тем более, по возможности их существенного развития». Было также отмечено, что такого рода активизм характерен для определённых исторических периодов. Его аналогии были и в России между февралём и октябрём 1917 года, и в Италии 1919 – 1922 года, и в Веймарской республике. Тут вопрос не столько в развитии самоорганизации общества, сколько в ценностных установках.

Классическое гражданское общество проявляется не только через НКО, но и через незарегистрированные группы активистов и через местное самоуправление. Растет количество объединений, не имеющих юридического статуса. Это объединения лидерские, вокруг конкретных проблем. «Основная энергетика некоммерческой деятельности с 2010 года переместилась из организаций в эти автономные инициативные группы, что не означает, что организации не должны нести свою миссию».

Правда, «государство, безусловно, взяло в оборот формальную часть гражданского общества. Местное самоуправление превратилось в ничто, а низовые движения находятся под прессом на местном уровне». Критике участников подверглись и законодательные установки государства в отношении некоммерческого сектора.

«Сегодня консерваторы во власти продавливают законы, жертвами которых будут общественные организации, в том числе и консервативного толка. Закон о защите чувств верующих через шаг обратится против верующих». «Есть законы, которые, к сожалению, необсуждаемы. Мы надеялись на то, что компромисс возможен. Но выясняется, что либо эти законы будут отменены, либо они будут уничтожать гражданское общество, как закон об иностранных агентах. Потому что не так страшно финансирование из-за рубежа, как последствия введения этого закона». В некоторой степени такое поведение государства в отношении сектора базируется, по мнению экспертов, на недоверии. «Предубеждений, опасений, подозрений во властной среде (имеется в виду бюрократия в целом) в отношении НКО несопоставимо больше, чем в среде НКО в отношении властей». Эту политику, считают некоторые, нужно менять не из соображений развития гражданского общества, а из соображений политической безопасности страны.

В то же время какое-то сотрудничество и взаимопонимание с властями участники тоже видят. «Есть много таких общественных площадок сегодня, где не просто общественность обсуждает, что власть приняла или решила, но где общественность предлагает решения сама и проводит их в жизнь. Такое сегодня возможно, пусть не везде, но в каких-то сферах это есть». Есть хорошие примеры, когда НКО «привлекаются не просто как эксперты, а являются непосредственно разработчиками проектов решений, когда именно представители общества и бизнеса выступают генераторами принятия решений, а органы власти сопровождают, модерируют, облекают в правильную оболочку и т.д.».

Будущее

Если о текущей ситуации с гражданским обществом говорили многие, будущего в своих выступлениях коснулись только некоторые участники круглого стола. И будущее это, по их мнению, вполне позитивно. «Рост гражданской активности неизбежен как по причине вообще роста и развития самоорганизации общества (общество это требует), так и по причинам чисто экономическим». «Да, - поддерживает это утверждение другой эксперт, - гражданское общество будет развиваться, потому что государство всё для этого делает. Вы же понимаете, что если в стране всё в порядке и благополучно, то гражданам не до объединения, им всё хорошо, зачем им объединяться? Пока, к сожалению, всё в обратную сторону».

Важно также, «кто и как будет работать с молодёжью в последующие 15 лет. Это та молодёжь, за которую, на самом деле, сегодня развернулась большая конкуренция не только между государственными институтами и гражданским обществом, но и разными другими силами, спектр самый различный».

В ходе обсуждения была сделана попытка представить будущее отношений гражданского общества и государства в формате «пятилеток»:

- 2017-2021 – этап «экономического самоопределения», выражающийся в консолидации организаций и людей, которые будут оказывать социальные услуги за счет бюджетных средств, развитие экономики таких НКО (прежде всего СО НКО); развитие принципов и моделей социальной и солидарной экономики, экономики участия;

- 2022-2026 – этап «герметизации и разгерметизации общества», в центре которого будет стоять коммуникация с государством, самоопределение во взаимодействии с государством, бизнесом, определение готовности сотрудничать с государством;

- 2027-2031 – этап «манифестов», поиска новых ценностей, поколенческий переход, который станет возможностью развития или повернет развитие вспять; в этот период государство и общество будут искать новые смыслы, источники идей, возможен переход взаимодействия в новую фазу.

Уроки и рекомендации.

Наряду с размышлениями и оценками прошлого, настоящего и будущего на круглом столе прозвучали и некоторые уроки прошедших 15 лет, а также рекомендации как сектору, так и власти. Негативный урок, в частности, состоит в том, что «за эти годы граждане хорошо осознали, что объединение, структурирование, образование юридического лица в форме некоммерческой организации или чего-то подобного – это то, что государством преследуется, это неодобряемая, нежелательная форма поведения».

По мнению некоторых участников, следует «избавиться от сугубо партийного подхода к гражданскому обществу». В стране нет инструмента сдерживания власти, а в нынешней кризисной ситуации нужна опора на гражданские союзы, гражданские организации в большей степени, чем на политические. «Партии – это вчерашний день», полагают некоторые участники. Именно гражданское общество должно формировать запрос на повестку дня, в том числе и политическую. Либо вся ситуация переходит в сторону нерегулируемого насилия, либо мы удерживаемся на этом рубеже цивилизованных отношений. Гражданское общество может стать «как фактором сдерживания авторитаризма, так и фактором не впадения в революцию. А обе эти опасности очень реальны».

Ошибочными участники круглого стола сочли попытки создания представительских органов на поле гражданского общества. В итоге, по их мнению, мы получили Общественную палату, которая превратилась в «позорный инструмент» при действующей власти, хотя задумывалась она как внутренний механизм, сдерживающий власть. Также, по мнению участников дискуссии, неверно сводить «тематику гражданского общества к проблематике НКО». Некоммерческий сектор не тождественен гражданскому обществу, это лишь некоторая форма его организации.

В ходе обсуждения были высказаны и более конкретные ожидания. В частности, говорилось о возможности распространения опыта общественного контроля за пенитенциарными учреждениями на другие «интернатные организации». Отмечалась необходимость «отменить весь корпус антигражданских законов и дать передохнуть от безудержного правового регулирования».

В ходе круглого стола его участники совместными усилиями «восстановили историю от Гражданского форума 2001 года до IV Общероссийского гражданского форума через сложности, политические кризисы, попытки диалога с политической оппозицией, попытки работать без власти и т.д.». Они высказали уверенность, что гражданское общество продолжает существовать и развиваться, и оно по-прежнему готово к открытому диалогу и конструктивному взаимодействию с властью.


Вернуться назад