Госдума приняла поправки к закону об электронном голосовании. Хорошо это или плохо? И почему? (Видеовыпуск)

Госдума приняла поправки к закону об электронном голосовании. Хорошо это или плохо? И почему? (Видеовыпуск)

(видео ниже)

ОГФ: Здравствуйте, всем доброго дня! В эфире радио «Гражданские новости» Общероссийского гражданского форума, программа «Блиц-интервью». Я Егор Быковский, а сегодня с нами согласился побеседовать Станислав Андрейчук, сопредседатель Общероссийского общественного движения в защиту прав избирателей «Голос». 

ОГФ: Госдума 13 мая приняла сразу во втором и третьем чтении одновременно, поправки в избирательное законодательство, которые позволят россиянам участвовать в референдумах и выборах дистанционно: по почте или посредством электронного голосования. Для начала я бы хотел Вас попросить перечислить тезисно, чем плохо электронное голосование? 

С.Андрейчук: Здравствуйте! Что касается выборов и референдумов, как такого главного публичного события, которое есть в жизни любой страны, то их базовыми принципами является то, что выборы и референдумы должны проходить тайно, свободно, и при этом поддаваться общественному контролю. То есть общество должно иметь инструменты для того, чтобы убедиться, что все было подсчитано верно. К сожалению, что касается электронного голосования, пока ни в одной из стран мира, где его пытались ввести, в том числе и в России, не удалось совместить тайну голосования и возможность общественного контроля. Потому что вы либо открываете волеизъявление гражданина, либо вы сохраняете тайну, но тогда никто не может пересчитать заново голоса. И, к сожалению, это пока базовое противоречие, которое не удаётся устранить. Что же касается нашей специфической российской ситуации, то одна из главных проблем – это обеспечение свободы волеизъявления. То есть защита граждан от того, чтобы их принуждали к голосованию. Если вы приходите на обычный избирательный участок, то там находится большое количество членов комиссий, других избирателей и наблюдателей. И все видят, что вас никто под дулом пистолета не ведет голосовать в кабинку. Но когда мы говорим о дистанционном голосовании, то вполне легко представить себе ситуацию, когда руководитель большого предприятия собирает всех в своем кабинете и все голосуют с его компьютера. У него под контролем, под угрозой увольнения, например. И эту ситуацию совершенно невозможно сейчас проконтролировать и невозможно ей противостоять. 
Даже если не говорить о каких-то технических вещах, то вот эти базовые вещи не позволяют сейчас говорить, что дистанционное голосование действительно будет таким легитимным способом волеизъявления. 

ОГФ: Хотел спросить вот еще о чём. Даже в наблюдательном корпусе есть и другие мнения. Они, правда, миноритарны, наверное, но, тем не менее, они есть. Некоторые наши коллеги утверждают, что электронное голосовани будет дешевле, экологичнее, доступнее. И что оно даст возможность введения бОльшего количества голосований, по многим вопросам, не только по выборам. Что в целом якобы будет укреплять демократические процессы. Что Вы об этом думаете?

С.Андрейчук: Если поэтапно, постепенно разбирать эти тезисы, то давайте начнем с того, что это более доступная форма голосования, но - смотря для кого! То есть мы понимаем, что есть люди, которым удобно голосовать по интернету, они к этому привыкли, а есть люди, которые вообще интернетом практически не пользуются и для них это совершенно недоступная форма голосования. Это значит, что нам нужно будет сохранять и электронное голосование, и обычные избирательные участки. Соответственно, у нас не получается дешевле. Потому что обычные участки сохранились, затраты на них остались прежними, но плюс к ним добавилось еще и электронное голосование. Это дополнительные, на самом деле, расходы. 
Что касается увеличения числа голосований. Теоретически – да. Но мы исходим из российских реалий, и мы видим, что у нас голосования, референдумные какие-то формы голосований, происходят только по желанию властей. У нас нет примеров, когда бы голосование-референдум проводился по желанию оппозиции, например. И это значит, что это будет этакая форма голосования без особого обсуждения: очень легко нажать кнопочку, вообще ни о чем не думая. Но это будет всегда проходить только по желанию тех, кто находится у власти в данный конкретный момент. Это не вопрос укрепления инструментов демократии. Это вопрос манипулятивного использования прямой псевдодемократии для решения каких-то политических проблем. 

ОГФ: Ясно, спасибо, Станислав. Но все-таки рано или поздно придется же двигаться в этом направлении. Что нужно сделать, чтобы двигаться в нём было безопасно, удобно и хорошо?

С.Андрейчук: Во-первых, насчет того, что рано или поздно придётся двигаться в этом направлении - это не факт. Потому что все-таки когда мы говорим о голосовании, то технический прогресс не является самоцелью. Он нужен для достижения каких-то задач. В данном случае единственная задача, которую может решить дистанционное голосование, это, действительно, повышение доступности для каких-то групп. Но есть и другие инструменты, которые сейчас и без того активно внедряются. Это «мобильный избиратель», который позволяет голосовать на выборах своего губернатора, даже если вы находитесь в Москве за несколько тысяч километров от этого самого региона, где можете проголосовать. То есть это всё возможно. Вы можете голосовать заграницей в посольстве, это не так сложно. На самом деле, людей, которые чувствуют ограничения и не могут голосовать, их небольшое количество. 
Если говорить о том, что всё-таки какие-то такие формы можно пытаться внедрять, то это нужно делать очень-очень медленно, начиная с голосований может быть даже не совсем настоящих, а каких-то пробных, имеющих не решающий, не обязательный характер. Начиная с маленьких местных выборов, не знаю там, в студстоветах и так далее. Опробуя на них, в том числе, инструменты обеспечения прозрачности. Открывая код для того, чтобы программисты могли этот код проверять. Ничего этого у нас пока нет и не делается. Эксперимент в Москве показал, что даже открытого кода у нас нет. И, соответственно, мы не знаем, как обрабатываются голоса и что вообще выходит из этой счетной машинки, в конечном счёте. 

ОГФ: По этому поводу хочу сказать для слушателей, что мы еще поговорим об этом с Роскомсвободой, про эти вопросы. А Вам, Станислав, большое спасибо, что согласились поучаствовать в нашей короткой передаче. И удачи Вам!

С.Андрейчук: Всего доброго!


Вернуться назад