Эксперт ОГФ Сергей Голубев о социальных инвестициях

Сергей Голубев — генеральный директор Фонда Социальных Инвестиций, к.с.н., член экспертного совета Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов, член Правления ОПОРЫ России, эксперт Общероссийского народного фронта, член рабочих групп Министерства экономического развития РФ по вопросам развития Центров инноваций социальной сферы и инфраструктуры поддержки СО НКО.

Есть ли ресурсы для социальных инноваций?

Когда мы говорим о ресурсах, даже в наших обучающих вещах, деньги – это не ресурс. Деньги – это способ привлечения ресурса. Люди всегда приходят на идею. Если у вас есть яркая интересная идея, а у лидеров социальных инноваций, социальных перемен всегда есть яркие интересные идеи, они начинают работать со стейкхолдерами, они начинают работать с сообществом, и, по сути, за счёт этого привлекают ресурсы. А дальше вопрос в том, насколько эта идея, эта проблема, с которой они работают, не высосана из пальца, а реальна. Если эта проблема реальна, то все ресурсы находятся, и люди становятся действительно успешными, устойчивыми в реализации этих идей. Если мы с вами посмотрим даже на волонтёрские проекты, которые идут от очень маленьких, локальных проектов, видно, как люди туда вовлекаются. Например, проекты по уборке парков или озёр. Вначале это маленькая группа, где есть 10-15 человек, а потом смотрим – уже тысячи людей в выходные вместе с детьми выходят, возникают экологические квесты. Некоторое время назад начинались социальные хакатоны, а сейчас уже только ленивый их не проводит. Т.е. очень много людей начинает вовлекаться в решение социальных проблем через инновационные методы вовлечения. Но то, что ресурсов нет – чушь, ресурсов очень много. Вопрос нашего неумения работать с этими ресурсами – он есть, вопрос нашего старого парадигмального мышления – он есть, но это решается. Решается теми же образовательными курсами, тем, что делает Комитет гражданских инициатив, это решается тем, что будут сейчас делать университеты и т.д. Здесь через образовательный ланшафт мы можем помочь людям менять своё видение, менять фокус и видеть ресурсы, а не только сплошные ограничения.

Объем рынка социальных услуг в России

Рынок социальных услуг в России, как оказывается, не только не небольшой. Он очень большой. И если некоторое время назад мы с коллегами из Сбербанка, например, пытались его оценить, оценивали его в два, может быть, три триллиона рублей, то по последним оценками, опираясь на анализ Высшей школы экономики, рынок можно оценить в пять-шесть триллионов рублей ежегодно. Т.е. это колоссальный объём рынка, на него можно, нужно и важно выходить, и с ним очень важно работать. Но при этом что делают лидеры социальных инноваций, лидеры социальных перемен? Они создают новые экономические возможности для социально незащищённых категорий населения. В этом плане они и зарабатывают, и борются с бедностью, и создают новые возможности для роста ВРП на уровне региона и ВВП в целом. Это очень важная вещь. Поэтому эти пять-шесть триллионов – это не предел. Есть ещё разные финансовые источники, из которых лидеры социальных инноваций, лидеры социальных перемен могут привлекать ресурсы.

Книги и фильмы для лидеров социальных изменений

Лидер социальных изменений всегда работает на стыке правил игры и конкретного инструментария, и в этом плане ему всегда важно понимать, а как устроена картина мира, онтологически как она выстроена. Поэтому читать и смотреть нужно про это. Базовые книги, которые я могу посоветовать: во-первых, есть прекрасная книга «Пираты Эгейского моря», достаточно старая, она про социокультурное проектирование, она очень важна в плане выстраивания онтологии. Из современной литературы мне очень нравится книга Нассима Талеба «Чёрный лебедь», потому что она тоже показывает некоторые вещи в нашей реальности, которых, кажется, не может быть, а оказывается, что они есть и очень сильно меняют эту реальность. А из фильмов, как это ни парадоксально, я советую смотреть фильмы про ограбление банков, типа «11 друзей Оушена», или «Хвост виляет собакой», потому что они позволяют вам понимать правила игры и, выражаясь жаргоном программистов, хакать эти правила для того, чтобы их разрушить. Потому что если мы обратимся к Йозефу Шумпетеру и посмотрим, кто такие предпринимателями, то, по сути, это люди, которые занимаются творческой деструкцией: они разрушают неэффективный порядок и создают на его месте другой, эффективный порядок. Поэтому, если вы хотите инноваций, вы всё равно будете вынуждены разрушать старый устоявшийся порядок и создавать новый порядок. В этом плане все эти ограбления, работа с устоявшимися правилами игры и создание некой новой реальности – это всё надо смотреть.

Лидеры социальных изменений – кто это сегодня?

С одной стороны, это страны, которые запускают экосистемные вещи, и здесь можно привести импактбонды (Social Impact Bonds) как один из инструментов. Это есть в США и Великобритании. Есть компания Big Society Capital в Великобритании, которая это делает на глобальном уровне. Но если мы посмотрим на уровень конкретный кейсов и конкретных примеров, то в международной практике я восхищаюсь компанией Specialisterne, это датская компания, которая создаёт рабочие места для высокофункциональных аутистов. Она ориентируется на миллионы рабочих мест. Это нидерландская компания Бусторг, которая занимается оказанием социальной помощи на дому, которая научила с 12 человек, а сейчас там работает 10 000 человек, бюджет 800 000 0000 евро, имеет представительство в 24 странах. Это компания Delancey Street Foundation, которая работает с бывшими заключёнными уже 40 лет и показывает очень высокий уровень ресоциализации и адаптации бывших заключённых. Есть российские примеры. Но у нас пока масштабность не та. У нас они ещё вырастают, нет пока такой масштабности, которую можно было бы подхватить и делать. Новые люди, которые мыслят в новой парадигме, которые готовы запускать свои социальные стартапы, работать не внутри существующих устоев и правил игры, когда социальная работа веками была устроена так, также должна быть устроена и дальше, а которые берут на себя окаянство и не боятся менять эти правила игры, т.е. нужны лидеры социальных изменений. С ними очень интересно и очень комфортно работать. Помимо того, что они очень мощно заряжают своей позитивной энергетикой, они реально создают новое качество жизни для людей. Есть много таких ярких примеров. У нас есть мастерская творческой инклюзии «Сундук», где работают сложные низкофункциональные аутисты, у них там дневная занятость идёт. Светлана Бейлезон, один из лидеров этой организации, и её коллеги смогли создать среду, в которой эти люди живут. С одной стороны, можно человека напичкать лекарствами, пусть он сидит дома, например, и будет овощем. Тоже ведь защита социальная в какой-то мере. Но, с другой стороны, мы должны сделать всё, чтобы дать человеку максимальную возможность жить, наслаждаться жизнью, жить ярко. То, что, например, демонстрирует Рома Аранин, социальный предприниматель из Калининграда (если кто-то не знает, можно в Яндексе посмотреть). Нам бы хотелось, чтобы таких лидеров социальных изменений становилось больше, потому что они меняют эту поляну. Из таких, опять же как хакнуть систему, с уверенность можно привести в пример Нюту Федермессер, которая как раз хакнула предыдущую систему и выстроила, выстраивает новую систему оказания помощи. Это благотворительные магазины, которые могут перейти в новый формат тоже социального предпринимательства и оказания социальной помощи, а могу и не перейти. У нас сейчас есть много развилок, устоявшихся моделей я бы пока не назвал. Есть формирующиеся модели. Насколько они устаканятся, мы увидим, я думаю, уже в течение трёх лет.

Лидеры социальных изменений – сколько их сегодня?

Всегда, даже в небольшом сообществе есть такие люди, которые стремятся улучшать жизнь вокруг себя: ставят в своём подъезде горшки с цветами, убирают мусор, коммуницируют с соседями, пытаясь выстроить добрососедские отношения. Поэтому, если мы говорим просто о вовлечённых людях, их много, реально много, и тренды, которые мы видим, - их становится больше, даже в целом в мире. Экономически сложные, кризисные вещи всё-таки ушли, и уже лет двадцать мы живём в устойчивом экономическом пространстве, уже нет определённых вызовов, нет кризисов, больше степень доверия становится, социальный капитал растёт. Тех людей, которые готовы превратить помощь в дело своей жизни и плюс ещё зарабатывать на этом деньги, – таких людей меньше. Их меньше по двум основаниям: для них пока инфраструктуры особой нет, и они не знают, а что так можно было? Да, так можно. Они периодически задают этот вопрос, но на него, по сути, никто не отвечает. Инфраструктура сейчас появляется, и это очень здорово, это очень важно. Инфраструктура выражается в ресурсных центрах поддержки некоммерческих организаций, в центрах инноваций социальной сферы, в университетах как центрах социальных инноваций. Если человек хочет стать социальным новатором, социальным предпринимателем, и не просто на волонтёрских основаниях чем-то заниматься, а создать устойчивую финансовую модель нанесения непоправимой пользы каждый день, это уже возможно.

О партнерстве с Фондом социальных инвестиций

У нас есть сайт Фонда социальных инвестиций (www.soc-invest.ru). Можно зайти туда и посмотреть, что мы делаем, какие возможности предлагаем.

Конечно, с точки зрения выстраивания экосистемы на уровне территории очень важно работать с ключевыми стейкхолдерами: это либо губернатор; либо вице-губернатор, который хочет каких-то изменений; либо это очень крупный игрок от бизнеса. Мы, как правило, работаем с крупный бизнесом, который приходит и говорит: ребята, я хочу, чтобы у меня на территории по-другому была система выстроена, давайте помогите мне. И, как ни странно, в меньшей степени в этом заинтересована власть на территории. Почему? Потому что она думает так: у нас есть крупный бизнес, такая дойная корова, поэтому всё к ним, всё к ним. А эта дойная корова хочет какие-то инновации внести. Мы видим, что как раз крупный бизнес является таким драйвером инновационного развития территорий, в большей степени, чем власть. Это такой очень интересный кейс. Тем не менее мы можем работать и работаем и просто с лидерами социальных изменений, с университетами, для которых мы предлагаем тот инструментарий, который мы накопили, в частности, акселерационные программы, программы по вовлечению людей в социальное проектирование, и школьников, и взрослых. Через эти инструменты люди могут потихонечку, снизу вверх, грубо говоря, выстраивать экосистему. Потому что здесь мы всё равно верим… Короче, должна быть энергетика. Не важно, кто к нам придёт: это будет губернатор, это будет предприниматель, это будет представитель третьего сектора на территории, это будет социальный предприниматель, - очень важно, чтобы этот человек был ресурсоёмким, чтобы он хотел выстраивать экосистему.

Девиз Сергея Голубева

Очень важно верить в людей, очень важно ценить людей, и очень важно быть строгим к самому себе с точки зрения профессионализма и развития. Это важно, потому, что мы работаем не на процесс, а на результат, устойчивый долгосрочный результат. И в этом плане ценности нашего действия – это вера в людей. С людьми очень важно себя по-человечески вести.

Фонд Социальных Инвестиций — институт развития экосистемы социального предпринимательства и социального инвестирования в Российской Федерации. Фонд создан в 2014 году.

Основные направления деятельности:

-создание специализированной сервисной инфраструктуры для развития социальных инноваций в России;

-развитие кадрового потенциала реформ в социальной сфере;

-вовлечение корпоративного сектора в реализацию программ социального развития территорий;

-популяризация идей социального предпринимательства и инвестирования на общероссийском и международном уровне.

Вернуться назад