Дискуссия «Управление личным счастьем как новая базовая компетенция» на ОГФ-2018. ВИДЕО. СТЕНОГРАММА

На VI Общероссийском гражданском форуме состоялась дискуссия «Управление личным счастьем как новая базовая компетенция». В ней приняли участие: 

  • Андрей Вебер, основатель проекта «Культура счастья», генеральный продюсер Международного дня счастья в России;
  • Анна Владимирова, медик, специалист по китайской медицине, основательница Школы оздоравливающих практик Ву Минг Дао;
  • Станислав Гринберг, коуч, бизнес-тренер, руководитель авторской школы бизнес-коучинга Станислава Гринберга;
  • Филипп Гузенюк, автор проекта «Счастье в деятельности», партнер Института Коучинга Санкт-Петербурга, коуч-консультант и бизнес-тренер
  • Фаина Захарова, президент Фонда «Линия жизни»;
  • Матвей Масальцев, сооснователь, управляющий партнер проекта AlphaOmega;
  • Дмитрий Леонтьев, профессор, заведующий Международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ, профессор НИУ ВШЭ и факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова;
  • Владимир Яковлев, журналист, медиаменеджер, основатель проекта «Возраст счастья» (заочно).

Модерировала дискуссию Мария Васильева, эксперт по личному развитию, политический и экзекьютив коуч, основатель СОВЕРШЕНТВYOU.

Смотрите видеозапись 

ссылка

Приводим стенограмму дискуссии:

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВА:

– Мы будем изучать вместе с людьми, которые много лет исследуют этот вопрос: что же мешает человеку быть счастливым, что помогает, и что мы можем делать уже сейчас, чтобы получать свой уровень счастья? Это будет такое исследование, которое мы с вами сегодня проведём вместе с профессиональными исследователями. Оно будет проходить в формате стратегической сессии, где у нас будет три круга: круг проблем, круг решений и круг выводов. У каждого спикера будит три минуты на каждый круг. Это позволит нам сфокусировать свои мысли, свои выводы о счастье в самое главное. 

Предлагаю начать с Владимира Яковлева, который здесь перед вами не присутствует, но он присутствует с нами мысленно. Это журналист медиа-менеджер, основатель проекта «Возраст счастья», он будет участвовать в видео формате в первых двух кругах, и я прошу сейчас запустить видео с его ответом на вопрос: что же мешает человеку чувствовать себя счастливым?

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ (видео-запись):

– Я всю жизнь искал счастье. Поскольку я обладаю реально ослиным упрямством, то я перепробовал, пожалуй, все мыслимые рецепты этого счастья достичь. Я становился богат. И когда я продал свой первый проект, я за одну ночь получил 20 млн долларов и стал сказочно богат по тем представлениям. Я искал спутниц жизни. И нашел. И много. И разных. Я уходил в дауншифтинг. Я уехал на Ибицу, все бросил и прожил там в таком тоскливом безделии, наверное, аж года четыре. Я очень много занимался духовными практиками и постигал вселенскую любовь. И даже уходил жить в монастырь в Гималаях. И вот теперь, после 35 лет такого социального эксперимента, я могу дать отчет о его результатах. Я могу со всей ответственностью сказать, что ни деньги, ни любовь, ни власть, ни духовные практики счастья не приносят. А что приносит? А ничего. Знаете, вот штука такая – татуировки – «Не забуду мать родную», «Нет в жизни счастья». Вот чистая правда: счастья в жизни нет. А есть обычная, нормальная жизнь с ее радостями, огорчениями, неожиданностями. Если мы сравниваем ее с некоторым условным счастьем (которое мы себе придумали, и которое у нас могло бы быть, но которого, увы, у нас нет), то мы просто лишаем себя возможности радоваться тому, что у нас есть. Откуда вообще взялась эта идея, что нужно искать счастья? То ли из каких-то старых коммунистических лозунгов «Счастья всем!», то ли из религиозного мифа потерянного рая. Я не знаю. Но то, что я понял – это то, что счастье – очень вредный миф. Потому что поиски счастья заставляют нас пренебрегать реальными обстоятельствами нашей жизни в пользу некоторой условной розовой утопии. И что самое неприятное – это заставляет нас винить себя в том, что мы этой утопии достичь не смогли. Самое поразительное, что я в жизни встречал очень много реально счастливых людей. Знаете в чем секрет их счастья? Секрет их счастья в том, что они счастья не ищут. Они просто живут своей жизнью, радуясь, огорчаясь, нервничая, переживая, совершая ошибки. И благодаря этому все время узнавая что-то новое. И что самое главное – все время, день ото дня, развивая себя. По результатам 35-летних поисков счастья я могу сказать вот что. Если пусть к счастью и существует реально, то он начинается с того, чтобы перестать сходить с ума по поводу того, что счастья у тебя нет. Это первый и самый главный шаг. Он же и последний. 

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВА:

– Вот такое оптимистичное начало. Теперь я прошу Станислава Гринберга дать своё мнение на вопрос что же всё-таки мешает человеку чувствовать себя счастливым. Это действительно миф о том, что вообще нужно искать счастье или всё-таки что-то в этом поиске есть?  

СТАНИСЛАВ ГРИНБЕРГ:

– Давайте мы будем находиться в позиции исследователя, то есть не в позиции, что есть какое-то знание, которым кто-то обладает и оно будет работать для всех. На самом деле, дорогу к счастью каждому предстоит найти самому. То есть, нет такой дороги, которую бы тебе показали, и то, чем я буду делиться – это один из взглядов. Будда, как вы помните, был несчастлив и отправился за счастьем. Когда он его нашёл, он дал  84 тысячи учений о том, как стать счастливым. Когда его спросили, зачем так много, он ответил интересную вещь: люди все разные и сколько видов мышления, сколько видов восприятия, столько путей я дал. Поэтому здесь мы находимся в исследовании и один из аспектов, который я хотел предложить: мы на 90% вовлечены своим вниманием во внешний мир и реально мы не видим и не обращаем внимание на то, как происходит наш внутренний мир, что там происходит, кто на самом деле внутри меня ищет счастье, кому оно там нужно? Счастье, на самом, ищет ум. Он находится в поиске. Бывает же такой момент, что мы счастливы. А потом раз и заканчивается. Счастье есть и оно проходит, и так все время. На самом деле мы хотим счастья не временного, а длительного.

И один из аспектов, на котором я хотел сегодня вас сосредоточить – это задаться вопросом: «А в каком внутри себя мире я живу?». Есть два мира - мир выживания и мир жизни. В мире выживания всё построено по простому закону - мы внутренне себя считаем принадлежащими к социому, к стае, и у нас есть первобытный инстинкт, что если стая нас выкинет - то мы погибнем, если нам не будут выделять внимание, то мы исчезнем. И этот глубинный страх дальше приводит человека к какому-то объяснению, а за что меня стая не выкинет. Ну, допустим, самых умных стая не отвергнет, самых любящих точно не отвергнет, самых сильных, самых красивых. Инстаграмм – это целая лента посыла «Я с вами, я с вами – не отвергайте меня!». То есть у нас внутри есть ощущение того, какими нужно быть по вашему мнению. Есть люди, которые переступают через себя, они не счастливы, но внутри есть такое ощущение  - что если буду хорошим для других, то общество меня не отвергнет, мне нужно быть хорошим для других. В этот момент они теряют себя.

А есть совершенно другой мир  - мир жизни. Представьте на секундочку, что всё вокруг и все вокруг любит и поддерживает вас. Чтобы вы ни хотели, куда бы вы ни двигались в жизни все говорят: давай-давай пробуй, поддерживаем.

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВ:

– На самом деле всё главное уже Владимир Яковлев сказал, после его выступления можно было бы закрывать эту панель и констатировать ей большой успех. Я очень во многом с ним согласен, почти по всем пунктам. Одна из вещей, которая больше всего мешает - это стремление сделать из этого культ. Классическая фраза из Ильфа и Петрова: «Не делайте из еды культа». Это не значит, что еда не нужна, не важна, не ценна – просто не надо делать из нее культа. Как и счастье. Вся мировая философия едина в представлении о том, что счастье даётся тем, кто специально не его ищет. Это всё абсолютно так и в той мере, в какой мы пытаемся счастье специальное найти - мы теряем жизнь. Счастье с точки зрения психологии, как и все эмоции -  это сигнал обратной связи  о том, как идёт наша жизнь. Если жизнь идёт хорошо  - то сигнал идёт хороший. Но если мы начинаем игнорировать жизнь и пытаемся обеспечить себе правильные сигналы -  то возникает то, что в человеческом поведении представляется в форме, например, наркомании – ощущениям не от жизни, а за счет жизни. Короткое замыкание нервных связей – ощущение «класс», а жизни нет, и жизнь вся идет кувырком. В жизни групп, обществ, стран – аналогичные вещи. Главное, чтобы были сигналы обратной связи, были демонстрации с правильными криками «Ура», которые совершенно независимы о того, как реальная жизнь идет. 

Вот, это больше всего мешает чувству счастья, а счастье возникает там, где наша реальность соответствует нашим желаниям, тому к чему мы стремимся -  в точке соответствия, которая бывает редко, не долго. Но она нас заряжает и создает некоторый ориентир, к которому мы дальше стремимся. Счастье не может длиться долго, но мы можем возвращаться к нему снова и снова, если наша жизнь идет правильным путем. Засада в том, чего именно мы желаем, к чему стремимся, но об этом на следующем круге.

АНДРЕЙ ВЕБЕР:

– Я хотел бы немного пооппонировать Дмитрию и Владимиру Яковлеву с их тезисом, что счастьем не нужно заниматься. Они большие хитрецы - Владимир делает замечательный проект «Возраст счастья», Дмитрий возглавляет лабораторию и занимается исследованием счастья. Мне кажется, это большая проблема - тезис о том, что к счастью не нужно стремиться, а оно само собой приходит. Это тезис, который дал нам Виктор Франкл  - счастье как бабочка, займитесь чем-то важным и оно незаметно сядет вам на плечо. Мне кажется, счастье - это действительно результат, счастьем важно заниматься. В каком контексте и что я имею в виду. Очень важно осознанно подходить и понимать, что делает вас счастливыми. И когда такие больше мастера говорят о том, что к счастью не нужно стремиться, заниматься им не нужно, ну и, собственно говоря, чёрт с ним, будем жить жизнью так, как она живётся. Мой тезис: нужно заниматься счастьем, нужно сфокусироваться, нужно задавать себе вопросы о том, что делает меня счастливым, делать выборы, которые делают нас счастливыми. Это большая проблема. 

И вторая проблема, которую я вижу (и то, что я сегодня слышал на панельной дискусси, которую открывал Андрей Шаронов, и очень много звучит), что счастье – это некоторая эмоция, и ты либо счастлив, либо несчастлив. Такое состояние – либо ноль, либо один, либо «вкл.», либо «выкл.». И когда человека спрашивают, счастлив ты или нет -  он дает социально-желаемый ответ: счастлив, потому что несчастным быть не модно, все успешные уже счастливы. А с другой стороны, внутри он соотносит: «А счастлив ли я?» Потому что счастье – это такая красивая картинка: яхта, девчонки, какие-то внешние атрибуты, благополучная семья. Мы соотносим и понимаем, что идеал не достижимый и, вроде как, я несчастен. А достигну ли я этого идеала? Наверное, не достигну – ну и чёрт с ним, наверное, и заниматься этим не буду. И в этом смысле счастье мы отодвигаем, оставляем исследователям.   

Я предлагаю заниматься счастьем, ставить его в фокусе своего внимания и проживать осознанную жизнь. Жизнь, которая делает нас счастливыми.

МАТВЕЙ МАСАЛЬЦЕВ:

– Я должен в чем-то согласиться с Андреем, потому что на собственном опыте знаю, что можно стать более счастливым, приложив какие-то усилия, подумать об этом и сделать какой-то правильный выбор. Но согласен и с тем, что счастье – это не какая-то понятная, осязаемая цель. Как в сказках говорится: жили они, прошли через какие-то испытания, что-то потеряли, что-то нашли, потом поженились и стали счастливы. Так, конечно, не бывает, счастье – это не результат, счастье это процесс. То, как ты этот процесс проживаешь, это сама жизнь. Если ты проживаешь её осознано и думаешь о том, что тебе хотелось бы – к счастью ты придешь. Одно из главных препятствий в процессе, то, что я вижу из своего опыта, это то, что мы не позволяем себе быть счастливыми. Мы не можем наладить отношения с самим собой, прежде всего, мы не любим себя, критикуем себя, мы противопоставляем любовь к себе  любви к ближнему. Мы делаем большую ошибку в этом, потому что любовь к ближнему, на самом деле, если разобраться, с любви к себе и начинается. Если ты себя не любишь, ближнего не полюбишь и счастья не достигнешь. И подвергнешься самокритике, ограничивающих тебя предубеждений по отношению к себе – чего ты достоин, к чему должен стремиться и как ты должен жить этой жизнью. Самая главная проблема – нелюбовь к себе и непринятие себя. 

ФИЛИПП ГУЗЕНЮК:

– У меня будет четыре картинки и одна цифра. Первая картинка такая: низкий такой пень, растёт сук, на суку сидит ворона, у неё во рту кусок сыра, который почти выпал, и такой странный вид. Рядом с ней сидит лиса, положив ей руку на плечо и говорит: «Даже вопрос так не стоит – отдавать сыр ил нет».

Вторая история такая – еду в «Сапсане», встречаю друга. Он говорит: «Филипп, очень тяжело живётся». Думаю, почему? И понимаю, что что-то давит на шею. Смотрю, и какое-то ярмо как будто на мне висит, старый потёртый кожаный хомут, на нем какая-то надпись выбита. Думаю -  а чьё это ярмо, чьей хомут? Мой? Нет, он старше. Папы? Нет, он старше. Похоже, что это от дедушки. Приглядываюсь, что написано. Если перевести на политкорректный язык: «Задолбаться, чтобы выжить». Это моё определение работы. У меня, говорит, четвёртый бизнес свой, я делаю то, что хочу и люблю, я начинаю из этих побуждений, но в итоге все равно прихожу к тому, что делаю из фрейма и способом таким в формате «задолбаться, чтобы выжить». Так вот, в этой области, в которой я занимаюсь – работой и нашим состоянием на работе – огромное, бездонное, тяжелое количество боли. Gallup (американский институт общественного мнения) говорит, что 87% людей не любят свою работу, 17% её ненавидят. В массе, если посмотреть по миру вообще –  мы не бежим в понедельник: классно, рабочий день, ура! Для меня счастье – это тоже не самоцель, а лакмусовая бумажка, тест – ты своим путем идешь, ты делаешь то, что тебе важно, это твое? Это дзынькает, как говорит Полунин, это мурлычит? И в этом вопросе – мурлычит или нет – очень важно себе не врать. 

ФАИНА ЗАХАРОВА:

– Представьте картинку: остров Врангеля, минус 35 градусов, белый медведь, международная команда. Американские специалисты по белому медведю, канадские и я – руководитель экспедиции. Летаем по 8 часов, обездвиживаем белых медведей для того, чтобы надеть на них спутниковый ошейник и смотреть, как они двигаются. Моя задача – медвежата, я делаю им укольчик (потому что они хоть и маленькие, но активные) для того, чтобы они были спокойными и можно было взять у них кровь. И есть ровно 20 минут. Ты выбегаешь из вертолета, минус 35, абсолютно перламутровый лед, белый медведь и ощущение счастья, которое  невозможно передать и которое очень легко потом у себя воссоздать. И вот это работа. Следующая картинка:  больница РДКБ –  это крупнейшая в стране детская республиканская больница, ты приходишь туда и вокруг много детей, которым мы все смогли помочь. Ты приходишь и даришь больнице всеми нашими усилиями – самое современное оборудование. Это было буквально несколько дней назад. И заведующий этим отделением плачет, она плачет, но вот это вокруг – счастье. И это ощущение тоже можно воссоздать. И в этом смысле перед вами 100% счастливый человек. Это не значит, что у меня нет миллиона сто тысяч проблем, я могу сказать, что счастье это когда и твоё желание и жизнь совпадают. И когда ты можешь дать возможность очень многим людям тоже прикоснуться к этому. Как говорит исследование, которое провел ФОМ вместе с нами: 57% людей, которые оценивают себя как счастливых, ставя 8-10 баллов, именно в этой категории люди больше помогают.  В моём случае никаких поисков счастья как именно «счастья» не было, это вот такое совершенно невероятное совпадение.

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВА:

– Мы переходим от круга проблем к кругу решений. Какие подходы, убеждения, мысли, решения, ежедневные практики, что может помочь человеку чувствовать себя счастливым?

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВ:

– Из того, что я сказал в первом круге, вытекает, что во многом счастье  зависит от того, что именно мы хотим. И здесь важно учитывать не только объём счастья, его размер, но и качество счастья. Оно может быть разного качества, в зависимости от тех желаний, которые мы удовлетворяем. Известные данные исследований, которые многократно повторялись и подтверждались – зависит ли счастье от материального благополучия? До какой-то степени да, пока у нас не удовлетворены самые базовые, основные вполне понятные потребности, то есть до уровня примерно среднего класса. Во всех странах общая картина – прямая связь переживания счастья с материальным благосостоянием до определённого уровня, порядка 12-15 тысяч долларов на человека в год. А дальше связь эта исчезает. Она становиться плоской, становится неоднородной и дальнейшее богатство не делает человека счастливым автоматически. Дальше начинаются более тонкие исследования – есть ли хоть какой-то рост или никакого? Или, наоборот, снижение и понятно, что уже другие факторы выходят на передний план. По последним данным – зависит от того, на что люди эти деньги тратят, насколько умеют вкладывать во  что-то, что дает им удовлетворение в жизни, в свой собственный, личный экзистенциальный проект. 

Как сделать так, чтобы реальность совпала с нашими желаниями? Есть две  стратегии – стратегия на понижения и стратегия на повышение. Стратегия на понижение – это ограничивать свои желания, не столько количеством, сколько качеством: еще больше того же, еще более новые модели Айфона, Мерседеса и так далее. В условиях ограниченных желаний их всегда легче удовлетворить и это вариант, который повышает вероятность стать счастливым, но качество этого счастья не очень высокое. Другой вариант – ставить себе заведомо высокие, запредельные, труднодостижимые цели и здесь очень мало шансов эти цели успешно достичь. Но здесь фокус в том, что само приближение к цели и сам процесс делает нас счастливыми.  Это игра на повышение. И здесь качество счастья максимально высокое, оно связано с нашей мотивацией. Здесь всё упирается в проблемы с мотивацией. Качество мотивации –  понятие, которое в последнее время появилось - оно связано с тем, ради чего мы занимаемся тем или другим. Ради достижения какого-то результата, который удовлетворит наши потребности или нужен кому-то – это внешняя мотивация. Или сам процесс дает нам удовлетворение. Вот когда сам процесс дает нам удовлетворение – то, что в психологии называется внутренняя мотивация – это действительно  самый важный источник и критерий, это то, что нам даёт счастье. Если мы «плюемся», но делаем что-то ради того, чтобы достичь какого-то результата, там тоже возможны интересные варианты, потому что результат сам по себе может нести огромный смысл и быть очень значимым. Скажем, есть данные, что когда в молодой семье появляются дети, уровень счастья у них снижается, а уровень смысла повышается. К счастью всё не сводится. Счастье – это один из важных индикаторов, но полностью всё сводить к нему было бы неправильно.

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ (видео-запись):

– Считается, что в жизни следует стремиться к богатству, к известности, к власти. Но, на самом деле в жизни есть другое качество, которое несопоставимо, многократно ценнее и власти, и денег, и популярности. Это качество – востребованность, нужность. Практическая способность давать окружающим людям то, что ими ценится, потому что реально делает их жизнь лучше. Давать за счет своих собственных способностей, знаний, умения. А не за счет денег или власти. В жизни нет ничего ценнее нужности. Все просто – если вы нужны – вы счастливы, а если нет – то нет. Научный факт – нужные люди намного меньше болеют и намного дольше живут. И наоборот. Если вы внимательно посмотрите на любые жизненные проблемы, вы обнаружите, что практически все они связаны с потерей нужности. Одиночество – это потеря нужности, безденежье – это потеря нужности, потому что те люди, которые умеют быть нужны – очень редко нуждаются в деньгах. У вас бывают депрессии? Депрессии чаще всего связаны с низкой самооценкой, которая в свою очередь является результатом потери нужности и востребованности. Нужность – это абсолютная, основополагающая ценность. Даже любовь по сути – это квинтэссенция нужности. Когда мы любим человека – он нам нужен. И мы хотим быть нужны ему или ей. Но вот, что важно – нужность в жизни не возникает сама собой. Ее нужно искать и найдя, совершенно сознательно культивировать. Если вы хотите стабильной, яркой, насыщенной, интересной жизни, не ищите богатства, не ищите власти, не ищите известности, ищите своей нужности. Ищите в себе то, что вы можете давать другим и что ценится другими, потому что делает их жизнь лучше. Абсолютно не важно на каком социальном уровне, не важно в какой профессиональной среде. Не важно, вы писатель, дизайнер, плотник, стилист или акробат. Если вы найдете свою практическую нужность – вы найдете свою жизнь и себя. 

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВ:

– «Только, когда мной пользуются, я чувствую, что я живу». Бернард Шоу. 

АНДРЕЙ ВЕБЕР:

– Я executive-коуч – консультант, который работает с первыми лицами, топ-менеджерами. Огромное количество топ-менеджеров нужных, профессиональных, умеющих делать своё дело и вместе с этим глубоко несчастных, страдающих от депрессий. Поэтому под тезисом «будь нужным - это сделает вас счастливым» я бы поставил большой вопрос. У нас второй круг про решения, не буду обострять. В первом круге я сказал, что проблема в том, что мы расцениваем счастье как «либо оно есть, либо его нет - либо ноль, либо один». Есть такой прекрасный коучинговый инструмент - оценивайте счастье не в режиме ноль-один, вкл-выкл, а в режиме от 1 до 10.  Это говорит о том, что счастье уже есть, а не то, что его нет и по этому поводу надо страдать. Это очень простое упражнение – прямо сейчас оцените свой внутренний уровень счастья от 1 до 10. У нас сразу мозг начинает работать: ага у меня 6, 7, 8 – чего мне не хватает до десяти? Мы сами начинаем думать в режиме недостаточности. Второй шаг  подумайте и ответьте себе на вопрос – что у меня есть на эту цифру? Что у меня есть на 7 или на 8?  Просто порадуйтесь за то, что у вас это есть. Третий вопрос, а что я могу сделать прямо сейчас для того, чтобы моё счастье выросло на единицу? Не надо сразу на 10, попробуйте  маленький шаг  - не нужно быть суперменом. Сделайте что-то простое – напишите письмо, обнимите соседа – есть огромное количество практик, которые вы применяете в жизни и которые сделают вас чуть более счастливыми. И мне кажется, вот это решение позволит увеличить общий уровень счастья, а не задавать себе вопрос счастлив я или несчастен, страдать и винить себя по этому поводу. 

МАТВЕЙ МАСАЛЬЦЕВ:

– Чуть больше рецептов будет в следующем круге, когда пойдут практики, но можно попробовать пару и сейчас. Есть такой рецепт, который для меня очень работает.  Шаг номер 1 –  берёте бумагу, выписываете всё, за что вы себя критикуете регулярно, всё, к чему часто возвращаетесь. Второй  шаг –  на каждую историю выписываете какую-то положительную вещь, которая бы ее уравновесила. Каждый раз, когда вы за что-то себя критикуете, должна выскакивать фраза, которая уравновешивает. Это очень сильно меняет всю картину, в течение дня быстро успокаивает и работает очень хорошо. Это к тому, что я говорил в первом раунде, что, по-моему, быть счастливыми мешаем мы себе сами, ничего нам не мешает, кроме нас самих. То есть ничего нам не мешает. Главный стопор – наше отношение к себе, наше  неумение себя принимать со своими недостатками. Мы, действительно, лучше принимаем окружающих людей, чем самих себя, наше неумение разговаривать с собой и понимать, что мы в реальности хотим. Из этого проистекает всё остальное – и ваша нужность, и ваши цели, которые вы будете достигать. 

И второе –  нам нужно понять, что мы не сможем ничего достичь каким-то серьёзным рывком, например, взять и пробежать марафон. Мы пробежать марафон наверное можем, кто-то добежит, кто-то нет, но это не приведёт к стабильным результатам – к тому, что вы будете регулярно заниматься пробежками по утрам. Это приведёт скорее к тому, что вы будете чувствовать отвращение к этим пробежкам, это вас скорее уничтожит. Воля и мотивация работают, но работают на очень ограниченном промежутке времени и не ведут, как правило, к каким-то долгосрочным результатам. Потому что просто физиологически человек не может быть всегда на пике мотивации, пике своей силы воли, наступает спад, это нормально. Поэтому нужно своей цели, в том числе цель быть счастливым – если можно такую цель ставить – делить на очень маленькие шажочки и связывать их с жизненной рутиной. Каждый день лучше делать что-то очень маленькое, например, пытаться остановить критику внутри себя, но понемножку. О примерах этого, практиках я расскажу в следующем раунде. Просто очень важно понять, что сила воли не работает.

ФИЛИПП ГУЗЕНЮК:

– У меня есть подруга, её зовут Шэри Карсон и она специалист по пению. Она в Голливуде, учит актеров петь. Ей 65 лет и она женщина с таким прямым взглядом. И вот другой мой друг говорит, что ты в разговоре с Шэри не можешь ее убедить, что ты не певец. Она на тебя смотрит, и она в тебе видит певца, и ты начинаешь петь, потому что этот спор тебе никогда не выиграть. История про цифру – я сейчас узко говорю именно про деятельность, потому что этим занимаюсь. Вот есть вроде бы творческие виды деятельности - композиторы, художники, писатели,  а есть не творческие – какая-то рутинная работа. Меня больше всего завораживает то, что можно быть композитором и быть абсолютно застрессованным тем, что твоя работа –  унылое нечто. Можно быть уборщицей в больнице и понимать, что ты помогаешь больным выздоравливать, и вот это будет творческая работа. Вот вам цифра – 10% счастья в деятельности это содержание работы, 90% – это отношение к делу. И вот на это мы очень сильно влияем, у каждого мастера есть своя внутренняя мастерская, которую он выстраивает в течение жизни, свой подход к делу. Я не верю в рецепты, я очень мало верю в лайфхаки. Но есть фундаментальные углы, под которыми ты можешь посмотреть на то, как ты делаешь, что делаешь, чтобы найти свой почерк, свой подход, твой уникальный способ быть нужным и осознавать что-то такое удивительное. Я вижу 7 таких дорог, их может быть больше – я коротко перечислю.  Первое – ищите в работе глобальный, мощный смысл, от которого у вас мурашки по коже размером с мандарин. Второе – станьте мастером состояния. История с состоянием потока –  Михай Чиксентмихайа – научитесь входить в это состояние в работе. Третье – это оптимизм, это история с фреймом, которая позволяет действительно в самых больших сложностях видеть вызов, видеть то, что стимулирует жить дальше и действовать дальше – и «жить стоило, и работать стоило». Солженицын – при максимальном внешнем сопротивлении – максимальная внутренняя ясность и выстроенность.

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВА:

– Филипп, попрошу вас продолжить на следующем круге, спасибо.

СТАНИСЛАВ ГРИНБЕРГ:

– Со мной счастье случилось в 2005 году, я прямо это помню. Я проснулся и почувствовал себя наполненным состоянием счастья. И дальше это чувство не уходило буквально полгода, оно длилось, оно жило во мне тотально – это состояние счастья. При этом не значит, что других чувств я не чувствовал, все было, но при этом внутри оставалось ощущение счастья, я для этого ничего не делал, оно жило внутри меня. Я наблюдал, что, например, если кто-то меня раньше обижал, я был «мастером спорта по обижанию» и мог обидеться на полгода, на три. И тут я обнаружил в подобных ситуациях, что если происходит обида, она держится буквально 1-2 минуты, и ее нет. Вот уже хочешь рассердиться – и ничего – тебе счастливо. У меня был один жуткий момент, люди хотели отобрать бизнес, приезжали, были суровые разговоры, и я очень хорошо помню, что внутри при этом у меня было счастье. И в тот момент у меня произошло открытие – что счастья искать не нужно, то есть делать для этого ничего не нужно. Давайте проведем маленький эксперимент – обратите внимание на большой палец вашей правой ноги. Есть? Он был до этого? Утром был? Мы обращали на него внимание? Нет. Мы были не в контакте с этой частью. То же самое счастье – оно внутри нас живет, вопрос в том, что мы не в контакте с ним. И у нас есть много представлений, которое подарило нам общество, при каких условиях ты будешь счастлив – у тебя будет машина, девушка и так далее. И мы начинаем убегать во внешний мир и искать это там. Старый анекдот: два человека что-то ищут на темной улице под фонарем, подходит человек, спрашивает, что ищут. Да ключ ищем. А где потеряли? Да вон там – и машут в другую сторону. А почему здесь ищите? Светло здесь. То же самое со счастьем. Я не утверждаю, что то, что я говорю – это истина, это просто один из взглядов,  но что если допустить мысль, что счастье уже находится внутри меня. Задайте вопрос – где ваше счастье? Оно сейчас дома лежит где-то? В машине на парковке? Где? Оно прямо сейчас находится внутри. Тогда почему я не чувствую с ним контакт? И здесь основной подход – может нам надо искать не счастья, а посмотреть, что внутри разделяет меня с моим счастьем, что выстраивает барьер. Мы создаем себе тюрьму, наш ум создает себе тюрьму. Мир вокруг – он никакой, мы сами «вдыхаем в него жизнь». Помните, в детстве – мальчик берет палочку, водит ею в воздухе – это самолетик. Мы вдыхали в детстве во всё жизнь, и мы делаем это до сих пор. Мы взошли в зал: хороший человек, плохо настроенный проектор, интересный человек…» и наш ум вдохнул жизнь, создал эту реальность. И в какой-то момент мы задаем вопрос: «А что так страшно жить?» Вопрос – кто это создал? И вот эти наши умозаключения – они строят темницу, из которой я чуть позже расскажу, как выбраться. 

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВА:

– Перейти с круга решений к кругу практики и выводов и найти связь большого пальца и отношения к счастью нам поможет медик, специалист по китайской медицине. Основатель школы оздоравливающих практик Анна Владимирова. 

АННА ВЛАДИМИРОВА:

– Я из мира картинок хочу перейти в мир ощущений. Что говорит тебе о том, что ты счастлив? Или снизим планку – что говорит вам о том, что вы рады. Как вы знаете, что вы рады? Это набор телесных ощущений. Телесная правда заключается в том, что количество клеток, которые обрабатывают что у вас там не так, в 5 раз больше, чем клеток, которые обсчитывают, а что так. Как ты знаешь, что ты счастлив? Это набор «неважных» приятных ощущений. «Важные» – это какие-то неприятные ощущения и они обсчитываются гораздо лучше. Например, отметьте, какое самое напряженное место в теле сейчас? А какое место самое расслабленное? И внимание начало искать по телу – где оно там, это самое расслабленное место? Потому что не так просто – отмечать какие-то «неважные» позитивные изменения в теле. И практика очень простая – это даже формула, которая звучит так: «Какие ощущения в теле говорят мне о том, что я счастлив?» Ты задаешь себе этот вопрос с интервалом раз в час – нужен почасовой сигнал, чтобы напомнить об этом – чтобы двинуть какую-то фоновую эмоциональную константу, нужны маленькие, аккуратные, регулярные «подходы к снаряду». Итак, какие ощущения в теле говорят мне о том, что я счастлива? Вы задерживаетесь на дельте – потому что когда вы задали этот вопрос, у вас возникла дельта в ощущениях. Вы застреваете буквально на 2 секунды, ощущая эту дельту. Вы задаете себе в следующий раз этот вопрос и снова чувствуете эту дельту ощущений, потому что она есть всякий раз, когда вы обращаете на это внимание. Сделайте из этого практику. 

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВА:

– Третий круг у нас посвящён не только практикам, но и выводам. У нас собрались эксперты по счастью, которые давно исследуют этот вопрос. Я попросила каждого послушать, что скажут другие и не только выйти со встречи со своей прежней концепцией и прежним отношением к счастью, а почерпнуть, услышать что-то ценное, что сказали другие и сделать небольшое резюме из общей дискуссии, у кого какое получится. Итак, попрошу вас подвести резюме и привести какую-то практику, которая уже сегодня каждому здесь в зале поможет стать чуточку счастливее

АНДРЕЙ ВЕБЕР:

– Мне отозвалось то, что сказала Анна Владимирова про почувствовать счастье внутри. И когда я говорил про оценку счастья от 1 до 10 – у меня есть лайфхак, о котором я уже говорил – в моем телефоне стоит два будильника на 12.12 и 18.18, так повелось уже полгода. У меня есть знакомая фотограф, у нее будильник стоит на 11.11 и 17.17 и когда звонит будильник, она фотографирует вокруг все, что видит. Она делает это много лет и у нее появляется такой калейдоскоп того, как она проживает год. Мне эта идея понравилась, я поставил себе будильник, у меня стоят мелодии, которые мне нравятся, которые повышают настроение и когда звонит будильник, я задаю себе вопрос: «На сколько я сейчас счастлив? Что я могу сделать, чтобы быть чуточку более счастливым?» И я забираю для себя вашу практику (Анна Владимирова), перестроив ее для себя в вопрос: «Где счастье сейчас у меня в теле?» Посмотреть, понаблюдать за ним. 

ДМИТРИЙ ЛЕОНЬТЕВ:

– Я попробую все вместе свести, что было. Я некоторое время тому назад разработал (вместе надо сказать с Чиксентмихайи это начиналось, сейчас эта модель уже перешла в некоторые методики и исследования) модель переживания в деятельности, сопровождающие деятельность переживания – что такое хорошо, что такое плохо, как мы ощущаем, какая деятельность хороша. Три ответа, три критерия: первое – положительная эмоция от этого, удовольствие. Второе смысл, это, в общем, про нужность, про связь того, что я делаю с чем-то еще в моей жизни, в жизни других людей, Вселенной, если угодно. Если то, что я делаю – от этого никому ни горячо, ни холодно – она не имеет смысла. Если она имеет долгосрочные связи с моей жизнью и жизнью других – значит, она имеет смысл. И смысл – это очень важная вещь, как ее назвал Сент-Экзюпери: «Это божественный узел, связывающий вещи между собой». Ну и третье, это переживание усилия, которое дает мне ощущение контроля над тем, что я делаю. Зависит ли это от меня, моих усилий или то, что происходит, со мной случается, ни от чего не зависит? Сочетание этих трех вещей дает общую картину. Если мы фиксируемся на одном удовольствии – да, это важная вещь, но удовольствие – это всегда только то, что «здесь и сейчас», оно в этой точке. И то, что исторически пришло постепенно к разделению гедонистического и эвдемонистического – гедонистическое, связанное только с удовольствием, с положительными эмоциями – это вот только «здесь и теперь». А чтобы выйти за пределы «здесь и теперь» нужно задать несколько другие, отличающиеся критерии. То, что связано с телесными ощущениями – это очень важная вещь, это прекрасно, но это опять же про «здесь и сейчас», что в настоящем. Если мы хотим ввести некоторую перспективу, то мы должны ввести смысл и ввести собственный контроль усилия, над тем, что происходит. Это, мне кажется, вполне монтируется со всем, что говорили.

Из рецептов. Очень много вещей, которые мы ощущаем, как источники несчастья. «Как стать несчастным без постранней помощи» – известное название классической книги. И обычно на вопрос «Как стать счастливым?» я отвечаю – найти то, что делает вас несчастным и перестать. Ну, или не обязательно перестать – потому что то, что нам кажется, что делает нас несчастным – может быть это всё не так просто. И если говорить о техниках кратко – запишите то, что вызывает у вас в жизни большое неудовольствие, неудовлетворенность, не нравится из того, что есть в вашей жизни – сделайте список. А потом подумайте по каждому пункту, чтобы ответить на вопрос: «За что я плачу эту цену? Что важное и ценное я получаю в жизни в обмен на то, что я должен терпеть вот это?». И окажется, что практически всё, на что вы в жизни жалуетесь, оно не просто так с вами случилось – это некая цена, которую вы платите за что-то, может быть более значимое. И тогда, может быть, у вас измениться отношение к этому. Ответ – счастье не внутри и не вовне, а в том, что связывает то, что внутри и то, что вовне. Вот эту связь надо или найти или просто переосмыслить, перестроить. 

СТАНИСЛАВ ГРИНБЕРГ:

– Я начну с практики, а потом сделаю выводы. Практика очень простая. Это как эксперимент – если вы возьмете и зададитесь вопросом, что счастье уже есть, его искать не надо, как большой палец ноги, как солнце – оно существует, его создавать, искать не надо. И есть другой механизм – есть что-то, почему я страдаю. Почему я сейчас не в контакте со своим счастьем? И ответ очень простой, я пользуюсь техникой Байрон Кейти, она говорит очень хорошую вещь – мы страдаем потому, что верим в свои мысли. Сейчас каждый может задать себе вопрос – почему я не чувствую себя счастливым? И ум подкинет ответ – потому что у меня чего-то нет. А вот, когда это будет – тогда я буду счастлив. Четыре вопроса, они очень простые: Правда ли это? Как правило, мы отвечаем – да, это правда. Второй вопрос: «Можешь ли ты абсолютно точно сказать, что это правда? И тут у нас могут возникнуть сомнения – ну вообще-то нет. И дальше Байрон задает вопрос – что ты чувствуешь, когда веришь в эту мысль? И четвертый вопрос: «Что бы ты чувствовал, если бы ты не верил в эту мысль?». Мы можем четко зафиксировать – с мыслью я несчастлив, без мысли – чувствую себя счастливым. Я подробнее об этом расскажу на мастер-классе. Вы в любой момент за 3 минуты можете восстановить свой контакт со счастьем.

Если обобщать то, что сегодня было сказано. Мне кажется, общее – это контакт. Если я в контакте со своей деятельностью тотально, не со своими мыслями, а настолько растворен в ней, что где-то забываю о себе – становлюсь счастливым. Если я в контакте со своим телом, если я в контакте с какими-то своими ритуалами, знаниями, если я в контакте – ключевой момент – это контакт. Когда я нахожусь в контакте с жизнью – я становлюсь счастливым. 

У меня была такая история – в свое время я много работал, я понял, что детям меня мало и второй момент – когда я с ними играл, я вдруг понял, что я не играю с ними, не нахожусь с ними в контакте. Ты вроде играешь с ними, а у тебя в это время в голове целое производство: люди, ты с ними разговариваешь, ты не один в этот момент. И я понял, что мне, чтобы действительно быть с детьми, нужно тотально те 30 минут, что я с ними играю – просто играть, как они – тотально. И вот эта тотальность – она открыла интересную вещь – я детям в больших количествах не нужен, но нужен в малых дозах вовлеченным. И вот эта тотальность, когда мы искренне в чем-то находимся – это одни из входных ворот контакта. 

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВА:

– Счастье через соединение внешнего и внутреннего, счастье через контакт, контакт с помощью искренности, тотальности. Чем дополнит Матвей?

МАТВЕЙ МАСАЛЬЦЕВ:

– То, что сейчас здесь происходит – это тоже такая практика - просто говорить о счастье с людьми, которые осмысленные, находятся на одной волне - это уже отличная история. Может быть, какие-то практики из тех, что я услышал – возьму себе, может быть, какие-то не возьму – это не важно, в любом случае, я получил дозу вдохновения, это само по себе большого стоит. Например, Фаина мне напомнила о том, как я стал счастливым - я почувствовал, что я счастлив и знаю, что делать. В октябре 2009 года, когда я решил полностью уйти из популярного издания, федеральной журналистики уйти в благотворительность. И что я ожидал - что у меня будет меньше денег, больше работы, больше стресса, меньше времени на семью, зато будет больше осмысленности – я наконец-то пойму, чем я занимаюсь каждый день. И эта осмысленность пришла – причем очень быстро – стоило принять это решение, выйти на новое место и она пришла.  Самое удивительное, что я не потерял ни деньги, ни контакт с семьей, наоборот, я приобрёл гораздо больше. Всё получилось и началось с того, что я какую-то осмысленность в свою работу внес.

Что касается двух практик. У каждого свои пути, у меня есть две вещи, которые мне нравятся, чтобы ежедневную рутину сделать более веселой и счастливой. Первое – я очень люблю слушать аудио-лекции и я решил, что я буду их слушать, когда нахожусь в движении бегу или иду. Я убил трех-четырех зайцев одним этим решением – это желание слушать аудио-лекции, ходить по улице, получать новую привычку. После завершения прогулки я чувствую себя отлично, я чувствую, что я получил удовольствие от лекции, чувствую удовольствие, что в моём треке много шагов и «я – молодец», я сегодня сделал уже этот день! Вторая история, которую я последний месяц себе внедрил и очень доволен. Суть – превратить какое-то рутинное задание в супергеройское приключение.  Я взял примерный бюджет своих деловых обедов за месяц, зафиксировал, и дальше моя задача была каждый раз чуть-чуть, хотя бы, но сэкономить на этом обеде. А в конце подсчитать сэкономленную  сумму и пожертвовать её на благотворительность в пользу людей, которые живут на условном социальной дне и у которых на бизнес-ланчи обычно не хватает денег. И это удивительно – это превратило каждый обед в приключение - поиск места, где можно поесть вкусно, но при этом не превысить бюджет, подсчет набранных очков и в конце – невероятное удовольствие от пожертвования. 

ФАИНА ЗАХАРОВА:

– На самом деле я не теоретик счастья, а практик. Поэтому расскажу  практическую историю. В 90-е годы - все представляют что это такое - я занималась фандрайзингом на охрану тигра. И вот представьте себе, что я приходила к очень серьёзным людям и на полном серьёзе говорила, как важно собирать деньги на тигра. На меня смотрели совершенно как на сумасшедшую. И я смотрела на этого человека и включала сердце. И я видела, что как только я включала сердце внутри себя, как у этого человека, который был напротив  - очень строгий, очень серьёзный в костюме и закрытый -  у него сердце точно также открывалась. И я это испытывала, и он это испытывал. И у меня не было ни разу случая кроме одного - это были французы, французская компания, которая видимо  вообще не включалась не на что - чтобы мне отказывали. И вот это вот как раз то, что вы говорите  - надо включать в какой-то момент: кому-то сердце, кому-то душу, кому-то что-то другое. Мне кажется, это такая очень правильная история. Потому что на самом деле если попробовать заменить - что такое счастье, какими синонимами мы можем его заменить, чего в нас очень много – это любви. И любовь это действительно всегда спасение и если мы включаем сердце в соответствующее время – мы  понимаем, что мы все наделены любовью в любом случае, потому что у нас у всех есть это чувство. И вот любовь… она конечно же всегда приведёт к счастью.

ФИЛИПП ГУЗЕНЮК:

– У меня чувства огромной благодарности ко всем, потому что вижу, что большая ценность того, что происходит. Бывают файлы txt, а бывают файлы exe - когда письмо открываешь – там текст, что-то написано, мелькает, а нажимаешь на программку, и она открывает что-то там такое интересное. Я прямо вижу, что здесь было много файлов exe – файлов из опыта, когда ты можешь к этому присоединиться и почувствовать. У меня очень отозвалась история про открытое сердце, история про почувствовать, где сейчас, что происходит в ощущениях, я верю, что счастье – это расслабленное тело, счастье – это расслабление, несчастье – это напряжение. Мне очень отозвалась история про нужность, у меня подруга говорит: I feel well used – чувствую себя правильно использованной, по назначению.

То, чем я хочу поделиться, во что я глубоко верю, что у каждого из нас в деятельности есть моменты «когда ангелы поют» - когда ты чего-то как-то делаешь своим способом - мы здесь видим свои способы, каждый проявляется, как он это делает прекрасно. И вот это нащупать в себе -  а где мои моменты, в которые у меня «ангелы поют» - это свой ход найти, это очень мне кажется важная штука. И я вижу серийно людей, которым по 60 лет, которые профессионалы в своём деле, которые много про это думают, много делают, хорошо себя знают. Там всегда есть что-то ещё, какой-то ещё аспект, какая-то ещё ситуация.

АННА ВЛАДИМИРОВА: 

– Счастье оно само существует в моменте ну и для меня  это – какие  ощущения в теле говорят мне о том, что я счастлива. Но счастье, оно  же продлевается во времени, когда ты идёшь вперёд, когда ты смотришь вперёд на грядущее какое-то время. Ты же смотришь в какое-то своё определённое  будущее.  И если вы посмотрите на ваш грядущий час вперёд, попланируйте его. А теперь скажите себе, что хорошего ждёт меня в этот грядущий час? И вы увидите, что физически вы смотрите в другое  пространство.

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВА:

– Когда мы готовили эту сессию, мы вели переговоры с Вячеславом Полуниным. Он долго размышлял, хотел приехать, а потом сказал, что, знаете, всё что я хотел, я сказал в своём видео на TED. Поэтому резюмируя мысль из Вячеслава мне хотелось сказать, что ключевая идея  – делайте то, от чего дзинькает и с теми людьми, с которыми хочется обняться!

Вернуться назад