Дискуссия «Счастье в городе» на ОГФ-2018. ВИДЕО. СТЕНОГРАММА

На IV Общероссийском гражданском форуме Национальная инициатива «Живые города» провела дискуссию «Счастье в городе». Эксперты говорили о роли каждого гражданина в эволюции общества и городов. Модерировал беседу Лев Гордон, сооснователь Национальной инициативы «Живые города». В ней приняли участие:

  • Софья Троценко, основатель Центра современного искусства ВИНЗАВОД, декан школы дизайна РАНХиГС;
  • Фёдор Шеберстов, основатель компании «Odger Berndtson Russia», сооснователь программы «Учитель для России»;
  • Владимир Вайнер, директор Фонда развития медиапроектов и социальных программ Gladway, куратор программы «Города будущего»;
  • Филипп Гузенюк, партнер Института Коучинга Санкт-Петербурга, коуч-консультант и бизнес-тренер;
  • Сергей Журавлёв, член Правления Национальной инициативы «Живые города», член Общественного совета при Минстрое России;
  • Дмитрий Пономарёв, вице-президент холдинга «Монастырёв.рф»;
  • Александр Старков, основатель арт-центра «Грифон», народного сквера «Открытый сад» и фестиваля «Открытый город», руководитель исполкома Национальной инициативы «Живые города»;
  • Василий Дубейковский,  руководитель команды CityBranding, руководитель АНО «Столица провинции», Урюпинск;
  • Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково», попечитель фонда «Бюро добрых дел»;
  • Светлана Ивченко, директор Департамента социальной политики ПАО «ГМК «Норильский никель»;
  • Мария Васильева, эксперт по личному развитию, политический и экзекьютив коуч, основатель СОВЕРШЕНТВYOU.

Смотрите видеозапись дискуссии

Приводим стенограмму дискуссии:

ЛЕВ ГОРДОН:

– У нас сегодня небольшая неформальная сессия, называется «Счастье в городе». Федор Шеберстов где у нас? Мы с Федором постоянно находимся последние 4 месяца в состоянии работы с противоречиями. То он говорит, что Бога нет, а я не совсем согласен. То я что-нибудь свое говорю, а он не совсем согласен. Правда, да? Я говорю, что можно изменить страну, Федор говорит: «Да, можно». В этом мы согласны. 

Что менять и куда менять? Есть такой индекс, может быть, слышали, называется Happy Planet Index. Это индекс, который в разных странах измеряет уровень счастья на основании трех параметров. Первый – это субъективное состояние переживания счастья людьми, второй – это ожидания от продолжительности жизни, и третий – это некая экологическая ситуация в целом, потому что взаимодействие с внешней средой, понятно, на нас тоже влияет. И вот наша любимая страна, которая первая по территории, в тройке по алмазам, по нефти, по газу, по ядерным боеголовкам, великая культура, великая история, великая наука, и вот в этом индексе, который измеряет счастье людей в широком смысле, Россия находится на 116-м месте. Когда мы с коллегами осознали, что мы с вами на 116-м месте, понятно, что измерять можно по-разному, в других индексах мы на 60-м, на 80-м, но этот структурный разрыв между теми ресурсами, которые у нас есть, ресурсами материальными, нематериальными, между той глубиной, которую каждый из нас чувствует в себе, в близких, душевность наша российская, и вот этими 116-м местами, очевидно, что этот структурный разрыв, у него есть причины, что это не просто так. А раз есть причины, значит, на них можно влиять. Часть причин находится вне нашего контроля, часть причин и рычагов находится в зоне нашего контроля.

Так получилось, что организаторами конкретно этой сессии являются несколько организаций, одна из них сообщество «Живые города», здесь многие участники нашей дискуссии как раз в этом сообществе. Мы смотрим на города не потому, что деревни не важны. Просто так получилось, что в городах собираются люди, это такие источники, с одной стороны, роста в стране, с другой стороны, это крупные концентраторы человеческой энергии, интеллектуальной энергии, социальной энергии. И мы понимаем, что для трансформационных изменений именно в том, как общество живет, понятно, что город играют очень важную роль. И поэтому тема нашей сегодня сессии – это счастье в городах, счастье в городе. Мы поговорим не столько про инфраструктуру, не столько про дороги, не столько про технологии, сколько про качество жизни людей. А люди живут отношениями, люди живут в контакте со всевозможной средой  техногенной, природной, и предметом нашей дискуссии сегодня будет, конечно же, как мы, каждый из нас может повлиять на жизнь людей в городах. У нас 1 110 примерно городов в России, какие-то больше, какие-то меньше. Вот Олег Николаевич здесь сидит, мэр города, который нельзя сказать, что это самый крупный, нельзя сказать, что самый маленький – Ижевск, 645, по-моему, тысяч человек. 

У нас, кстати, наблюдение, что очень многие люди, кто в «Живые города» входили, потом становились главами администраций Зеленограда, других городов. Извините за такую преамбулу. Еще минутку я продолжу, а потом мы уже перейдем, я представлю наших сегодняшних экспертов и спикеров. Мы будем работать в таком неформальном амфитеатре, в кругу.

Вчера у нас целый день была сессия, которая называлась «Счастье в городе», или «Счастливые города». Мы работали большой междисциплинарной группой, человек 45-50 – различных экспертов, специалистов в социальных аспектах, в экономических, в гуманитарных, в разных политических и прочее. И мы искали ответы на простой вопрос: как мы можем из второй сотни (116-е место) перейти в первую десятку? Мы как страна, как совокупность городов, деревень и так далее, из второй сотни в первую десятку. Очевидно, что это небыстрый процесс. Как вы знаете, любой процесс может быть пройден. И, соответственно, мы вчера этот путь уже формально начали, сегодня у нас просто продолжение. И каждый из нас внутри себя, скорее, может почувствовать, насколько для него важно самому быть счастливым и жить в обществе счастливых людей, и что мы можем для этого сделать. Именно этому и будет посвящена наша сегодняшняя дискуссия. Ввиду того, что мы подходим к вопросам жизни достаточно интегрально, мы понимаем, что важны дороги, важны и финансы, важны и отношения, и коммуникации, и смыслы, то мы будем задействовать сегодня все поле аспектов жизни, с которыми мы можем работать. 

Вот Софья Троценко 10 с половиной лет назад основала центр современного искусства «Винзавод». Кто там был, поднимите руку, пожалуйста. Ну, многие из нас. Но есть и другие тоже такие креативные кластеры, центры, в которых происходит сосредоточение некоего определенного аспекта жизни горожан.

Вот Федор Шеберстов, сколько лет учитель России вы?

ФЁДОР ШЕБЕРСТОВ:

– Почти 4.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Почти 4. Вот Федор и его коллеги, они спасают детей от чего?

ФЁДОР ШЕБЕРСТОВ:

– Бессмыслицы и страха.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Видите, это другая сфера жизни, где тоже можно применять осознанное какое-то воздействие на то, чтобы качество жизни людей изменялось. Дмитрий Данилов, 10 лет назад он основал такую девелоперскую компанию, строит дома, районы, микрорайоны. Вот как через свои действия в следующие 25 лет ты можешь повышать уровень жизни, качество жизни человека?

ДМИТРИЙ ДАНИЛОВ:

– Мы же понимаем, что город состоит из слоев, и есть физическое обрамление в виде как раз домов, парков, дорог и всего остального. Это то, что создает наша компания, и более того, каким оно будет, таким и будет город. То есть главное вложение – это в то качество, которое бы давало возможность в будущем.

ЛЕВ ГОРДОН:

– И в чем эта дельта? То есть можно делать просто хорошо, а можно делать вот то, что будет менять качество жизни людей. Вот в чем эта дельта? Как ты сейчас видишь, из сегодняшней точки?

ДМИТРИЙ ДАНИЛОВ:

– Ну, первично – это понятно, что нужно как-то суметь заглянуть в будущее, но еще очень важно и включить потребителей или жителей города в процесс создания, с повышением ответственности.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Вот Саша Старков тоже последние несколько лет, сколько уже? Сколько ты занимаешься культурой в городах? 8? А что можно изменить через этот рычаг в качестве жизни, в счастье людей в городах?

АЛЕКСАНДР СТАРКОВ:

– Во-первых, смотрите, один известный певец утверждал, что чтобы стоять, нужно держаться корней. Второе – живя в наших городах, мы не всегда представляем себе, что такое корни. Историю и культуру наших городов представляем как набор из каких-то базовых дат и базовых имен, и совершенно не представляем ничего о том жемчуге, который собирается где-то в грязи, в пыли. Отмытие этих жемчужин, или даже бриллиантов, проращивание из них такой настоящей культуры городов, на мой взгляд, это делает людей счастливыми, потому что они получают причины жить там, где они родились, и создавать что-то прекрасное.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Спасибо. Вот еще один такой промыватель бриллиантов только что пришел, Василий Дубейковский. Василий, мы говорим о том, как ты лично, (мы здесь все сейчас смотрим на тебя, и нам очень интересно), как ты лично через свои действия повышаешь уровень счастья людей в Урюпинске.

ВАСИЛИЙ ДУБЕЙКОВСКИЙ:

– В этом плане мне кажется, что многие общественники стараются, по крайней мере, президентские гранты, какие-то другие институты и формы заставляют думать о социальной значимости того, что мы делаем. Мне кажется, самые социально значимые проекты получаются, когда человек делает то, что он сам хочет, то, что он любит. В принципе, все, что я делал в Урюпинске, и делал очень много, я делал в первую очередь для себя, своего личного счастья, и возникает такой побочный эффект, как счастье всего города. У меня все хорошо в жизни.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Я, кстати, вот начал, но не завершил. Мы вчера этой группой междисциплинарной специалистов и экспертов, вот Мария там была, Дмитрий, многие, кто здесь сидит, Дмитрий, Ксения, Владимир, мы как раз по итогам этой большой работы в течение дня, работы в микрогруппах, совместно… Вот наверняка у каждого есть свои выводы, и мы сегодня поделимся еще все. Я для себя вывод сделал, просто то же самое, что Василий озвучил, что трансформация страны начинается, конечно же, с трансформации себя. И в этом смысле я сейчас предлагаю разбиться на небольшие группы, человека по 4, повернуться в микрогруппы друг к другу. Мы потом вернемся в общее пространство. Всего 5 минут у нас на небольшую дискуссию. И внутри группы просто поделитесь, насколько вы сегодня ощущаете себя счастливыми в своей жизни? Вот это очень кратко, а потом, собственно, а что вы можете сделать для того, чтобы повысить уровень счастья самих себя в 2019 году. Не разово, пиково там, в Диснейленд съездить, а системно, то есть, как можете качественно повысить уровень своего личного счастья. Это первый вопрос – поделиться друг с другом каким-то одним, очень простым наблюдением. А второй вопрос сразу же – а что вы можете в 2019 году сделать для того, чтобы повысить уровень счастья людей вокруг вас? Либо в своем близком кругу, либо, у кого есть больше возможностей, то в своем городе. 

(работа в группах)

ЛЕВ ГОРДОН:

– Дорогие друзья, я предлагаю сейчас остановиться на 30 секунд. Давайте остановимся, и группы, которые уже завершили, помогите, пожалуйста, посмотрите вокруг, и если вы видите, что рядом товарищи говорят, помогите им немножко приостановиться. Просто вокруг посмотрите и помогите другим людям сделать паузу небольшую. Можно вокруг обернуться. Да, давайте покажем, как мы можем соорганизовываться в нашем небольшом коллективе, соберем внимание в общее пространство, и если вы видите, что рядом с вами, позади, справа или слева кто-то говорит, помогите этому человеку вернуться в общее пространство. 

Хорошо, все готовы, да? Ага, спасибо. Вот сейчас Дима завершит с прениями, все усядутся. Скажите, пожалуйста, вот буквально несколько человек, какой главный инсайт, осознание, какое-то наблюдение вы сделали при работе в своей группе?

ИЗ ЗАЛА:

– У нас то, что написано уже на флипчарте – самому надо быть счастливым, во-первых. Во-вторых, каждый если будет делать хотя бы один маленький шажок каждый день, то это повлияет в целом на общую картину. И третье то, что мы выявили, это активная гражданская позиция, то есть не сидеть и не смотреть, а что-то делать, Спасибо.

ИЗ ЗАЛА:

– У нас все великолепно. Началось со стихов, кончилось обсуждением, является ли радость абсолютно важным значением. Извиняюсь, как-то шумлю. Поэтому группа абсолютно разная, и это и хорошо, потому что разность потенциалов дает… Мы главный итог не подводили. Счастье – это не подведение итогов, а это способ существования.

ИЗ ЗАЛА:

– У нас главное – не упустить момент, если подворачивается какой-то момент удачный. Второе – все-таки видеть результат. Если ты волей судьбы можешь чему-то научить окружающих, видеть результат, что они от тебя чему-то научились. Третье – меньше работать, больше отдавать семье. Четвертое – делать вокруг всех счастливыми.

ИЗ ЗАЛА:

– У нас счастье – это, прежде всего, деятельность, с одной стороны, а с другой стороны, счастье – это результат деятельности. И при этом план на счастье будущего – это такая вот, знаете, аддитивность перехода из той деятельности, в которой сейчас находимся, в совершенно другую, но чтобы она была взаимосвязана. 

ИЗ ЗАЛА:

– У нас движение, и оказалось, что проекты, которые в следующем году будут реализовываться, у двух людей совпали прямо, и мне кажется, это хороший союз.

ЛЕВ ГОРДОН:

– И мы тут же переходим к следующей пятиминутке. Можете другую какую-то группу организовать. И теперь следующий вопрос: а что мы можем делать вместе друг с другом? Как эти группы создадутся, мы не знаем, лучше вообще перейти в группу с теми, кого вы не знаете, и озвучить свои интересы на следующий год. Я приведу пример. У меня три приоритета: первый – больше времени с семьей и с собой, второй приоритет – содействовать эволюции общества, и третий – по внутреннему отклику делать проекты с близкими по духу людьми. У меня три приоритета на следующий год. Наверняка у вас у каждого есть свои какие-то осмысленные приоритеты, поэтому в пятиминутку, может быть, одним или двумя поделиться с тем кругом, который у вас возникнет. Предлагаю человек по 5, и увидеть, есть ли что-то общее, что прорастает. Может быть, не то что 5, все вместе, а может быть комбинация. Я думаю, что 7 минут нам на это понадобится для того, чтобы высказаться, услышать, наладить вот эти связи. Время пошло. 5 человек в круге, лучше с теми, кого еще не знаете. Спасибо.

(работа в группах)

ЛЕВ ГОРДОН:

– Завершаем обмен контактами, чтобы быть на связи друг с другом, и через 20 секунд возвращаемся в общее пространство. Сейчас мы попробуем остановиться и помочь тем, кого мы видим вокруг. Можно похлопать коллег вот так по плечу, можно просто посмотреть в глаза, подойти и сказать: «Давайте вернемся в общее пространство». Здесь все зависит от того, как вы сможете помочь тем, кто рядом с вами. Несомненно, очень много глубины в каждом из нас, и она прорывается. Сейчас пришло время вернуться в общее пространство, и те, кто слышат, вот эти 1%, кто слышит, помогите соседям, тем, кто впереди, сзади, справа и слева. Можно проявить инициативу и, например, встать, перейти через комнату к той группе, которая максимально увлечена, самая большая группа, 8 человек. Коллеги, вы заметили, что когда мы находимся вот в этом потоке вовлеченности, то, что происходит вокруг, наше внимание отсекает? 

Вот Андрей Шаронов, он сегодня благородно, так сказать, отсюда съездил в Сколково, видимо, потом из Сколково вернулся обратно, и время от времени я уже в Facebook замечаю, что он бегает марафоны, или полные марафоны, или полумарафоны. Правильно, да? Андрей Владимирович, можно вас сюда пригласить? Я один раз в жизни бегал, мне это очень понравилось, с тех пор жду следующей возможности. Когда бежишь марафон, сколько внимания внутри, сколько на всем, что вокруг?

АНДРЕЙ ШАРОНОВ:

– Это интересное упражнение, и не только физическое, а ментальное упражнение. Я сначала это почувствовал, потом прочитал, что, оказывается, если вы занимаетесь циклической нагрузкой, циклическим видом спорта, то есть длительной нагрузкой, но не запредельной, такой, как длинный бег, лыжи, велосипед, плавание на длинные дистанции, через 20 минут ваш мозг приходит в состояние, похожее на состояние медитации. Насколько я знаю, главное в медитации – это не тишина и темнота, а это отсутствие суждений. Мы перестаем давать оценки, мы воспринимаем эту информацию, но мы ее не оцениваем, она проходит сквозь нас. Поэтому это состояние в марафоне, наверное, оно связано с тем, что вы достаточно интенсивно работаете, и у вас не хватает сил для того, чтобы все это анализировать, и это, в конце концов, способ побыть с самим собой. У вас идет череда мыслей, вы этим не очень сильно управляете. Кстати, те люди, которые долго бегают, они перестают бегать с музыкой, с текстами, они бегают, чтобы, в том числе, медитировать. Это очень интересно, поэтому еще раз повторяю, это не только физическая нагрузка, хотя сама по себе она очень интересная, и если вы доходите до этого состояния, вам кажется, что вы можете бегать вечно, но это важно и для мыслительного процесса, для памяти. Вы молчите, молчать очень полезно. Вас ничего не отвлекает, вы можете побыть с собой. При этом вы смотрите по сторонам, вокруг красивый город, природа, поэтому, в общем, сплошные плюсы.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Андрей Владимирович, а ноги не устают? 

АНДРЕЙ ШАРОНОВ:

– Устают, но мы же не за золотой медалью бежим, мы можем регулировать эту нагрузку. Хотя, в общем, трудно удержать себя от соревнований, прежде всего с самим собой. Конечно, ты не состязаешься с более сильными соперниками, которые моложе тебя, профессиональнее, но вот у меня не получается не состязаться с собой. Я каждый раз, когда бегу, каждый раз стараюсь пробежать лучше, чем я пробежал в прошлый раз. Я думаю, когда-то я это прекращу, потому что я хочу, чтобы результаты росли, а возраст идет в другую сторону все это время, поэтому это такое, в общем, упражнение, чтобы здесь не было много гордыни в этом занятии тоже.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Очень интересно. Почему я про марафоны спросил? Потому что изменение городов и вообще изменение жизни вокруг себя больше похоже на марафон, чем на спринт. Кто в школе бегал 60 метров, поднимите руки, пожалуйста. Кто бегал 100 метров? Кто бегал марафон, поднимите руки, пожалуйста. Ну, примерно 10%. Если говорить про изменение даже себя, у вас мастер-класс называется, по-моему, «Я 2.0». Вот изменение себя как в вашем опыте, ну, наверное, в исследованиях, вы читаете книжки, что-то происходит вокруг, это больше на марафон, наверное, похоже?

АНДРЕЙ ШАРОНОВ:

– Конечно, это похоже на марафон, причем это даже не 42 километра. В принципе, это вся жизнь. Это вся жизнь, и ты понимаешь, что ты все время меняешься, причем, как ни странно, меняются и ценности, и это не должно пугать тебя, если то направление, в котором они меняются, тебе кажется правильным. С возрастом человек, мне кажется, имеет право все больше ориентироваться на внутреннюю оценку, а не на внешнюю оценку, и это тоже часть марафона.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Спасибо большое, мы к вам еще точно вернемся. Я просто хотел поделиться. Когда мы работали в группе, у нас был Ульяновск, Ижевск, Воронеж и Урюпинск, 4 города было. Мы среди прочего говорили о том, что объединение сообществ – это, может быть, то, что больше всего нас соединяет, объединяет. У нас были представители городской администрации, городской интеллигенции. Вы чем занимаетесь?

ИЗ ЗАЛА:

– Я занимаюсь навигационным консалтингом.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Бизнес, по сути дела. Василий, а ты кто? Василий – простой горожанин. То есть все 4 сектора – бизнес, власть, некоммерческие организации и активные горожане. И вот мы увидели, что соединение людей и сообществ почему-то и в Урюпинске, и в Воронеже, и в Ульяновске, и в Ижевске – это то, что мы считаем близким для себя и очень важным для повышения уровня счастья в городах. Поднимите, пожалуйста, руки и посмотрите вокруг, кто из вас так или иначе занимается тем, что соединяет и объединяет людей? 75-80, 90 даже, думаю, процентов. Почему это так важно? Почему важно объединять людей сегодня? 

ВЛАДИМИР ВАЙНЕР:

– Это способ как раз достичь и своего счастья, а таким образом и обеспечить счастье других. Я пока абстрактно отвечаю.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Вы занимаетесь объединением людей?

СВЕТЛАНА ИВЧЕНКО:

– Да, регулярно. Потому что это толчок для развития сообщества, города, страны, мира.  Я в Москве работаю в «Норильском никеле». Предприятия и города, в которых они расположены, за Полярным кругом, и вот там мы 5 лет развиваем сообщества для связи в городах.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Мы вот с вашими коллегами благодаря Татьяне общались недавно, и то, что я от них услышал, я им верю, это то, что сейчас работа с городами, с горожанами построена не то что на мировом уровне, а выше. То есть все, что они видели в Амстердаме, в других местах, они говорят: «У нас лучше сделано». Скажите, пожалуйста, вот из всего, что уже сделано в плане объединения людей, сообществ, какую одну практику мы все могли бы перенять и взять к себе домой?

СВЕТЛАНА ИВЧЕНКО:

– Одна практика? Одна практика, которая позволила нам стать такой вот push, акселератором – это Форум социальных технологий, на котором встретились представители некоммерческого сектора, горожане, город, власть и познакомились друг с другом, и установили связи, и стали делать вместе проекты. Количество сетей взаимодействия и совместного, все, что сотворчество, сопереживание, совместная деятельность – вот это началось. 

ЛЕВ ГОРДОН:

– То есть форумы – площадки, на которых соединяются разные люди, да?

СВЕТЛАНА ИВЧЕНКО:

– Да, и кто-то как модератор, как направляющий позволяет всем познакомиться, перестать бояться друг друга, перестать чувствовать конкурентами, а вместе объединяться ради общей идеи, смысла. Вот еще важная вещь – это вдохнуть смысл в то, что есть цель, есть развитие, есть ценности, и объединяться вокруг этого общего смысла, то, что называют shared values. 

ЛЕВ ГОРДОН:

– Вот Светлана сказала, у меня просто одно слово почему-то сразу в мозгу отпечаталось – «модератор», городской модератор или модератор крупных городских событий. По-вашему, насколько вы лично можете быть модератором в любой среде, где вы общаетесь? Тоже, если можно, я другого способа не знаю, можно похлопать, постучать, а можно руку поднять. Кто из вас чувствует в себе способности модератора? Кто способен создавать среду взаимодействия, понимания? Ну, больше половины, мне кажется. Дмитрий Пономарев скромно тут встал в самом центре, как мы все заметили. Среди прочего, у него есть способность как раз модерировать многие процессы, в том числе, трансформационные. Вот из вашего опыта, Дмитрий Сергеевич, что дает нам возможность качественно модерировать процессы и коммуникации среди других людей?

ДМИТРИЙ ПОНОМАРЁВ:

– Только одно качество или три? Тебе как? Одно? Любовь. Любовь к людям.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Спасибо. Сразу в стоечку, да? Вот когда Андрей Шаронов рассказывал про марафон, я почувствовал, что этот бег марафона, он создает какое-то состояние внутреннего потока. И вот Филипп Гузенюк, известный нам как раз по работе над счастьем в деятельности, только что сегодня за ужином поил нас вином и рассказывал про то, как это состояние потока помогает действительно доходить до пиковых состояний и продуктивности, и переживания того, что можно называть счастьем. Можно я попрошу, Филипп, тоже тебя ненадолго выйти? Ты в основном работаешь с компаниями, правильно? Мы чуть-чуть сейчас в рамке городов, а они и компании включают, и организации, и сообщества, и людей. Можешь с нами поделиться одним, может быть, каким-то советом или наблюдением, как можно содействовать другим в переходе из вот этого разорванного состояния внутреннего критика в то состояние, где легко бежать и марафон, и развивать себя долгосрочно, и развивать пространство вокруг?

ФИЛИПП ГУЗЕНЮК:

– То, что я сею, при этом прямо вижу, что главная техника или практика, что если ты сам в этом потоке, если ты в контакте со своими корнями, если у тебя в данный момент, как ты говоришь, ангелы поют, то все остальные тоже в это состояние входят. Когда в театр приходим, и идет какое-то движение, и ты уходишь с перерыва, потому что как-то вот оно не то. А бывает так, что ты смотришь, там человек сидит в уголке, и он горшочек там какой-то лепит, вообще ни слова не говорит, но вот муха не пролетит, потому что там настоящее, там оно есть, из тебя дует. Я уверен, что у каждого есть свой собственный вход в это состояние, когда ты в контакте с собой, и эта штука – это то, что людям вокруг помогает войти в это состояние. Я так думаю.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Я вот слушал Филиппа и наблюдал – два человека здесь сидят, три даже, вот прямоугольник такой образовался. Вот Саша Старков, Сергей Журавлев и Федор Шеберстов. Чем они отличаются, по крайней мере, из моих наблюдений? У них регулярно возникает, знаете, такая критическая нотка в отношении к миру. То есть не благостное «все хорошо, мы все друг друга любим», а вот не все хорошо, и вот Сергей про это часто говорит, и Саша вчера тоже говорит: «Нет, не все хорошо», Федор регулярно говорит: «Все плохо». Соответственно, я хочу попросить этих трех сильных мужчин выйти в центр. 

Кто вообще больше оптимист, чем пессимист по жизни, поднимите руку, пожалуйста. Половина. Нет, две трети примерно. 

Я просто по очереди вам отдаю вот этот микрофон, можете говорить, о чем хотите. Контекст очень простой: Россия на 116-м месте, мы хотим ее видеть в десятке, и я знаю, что каждый из вас очень давно и много делает действительно уникальных вещей. Никакой повестки, скажите, что хотите, нам очень интересно вас послушать. По 2 минутки.

ФЁДОР ШЕБЕРСТОВ:

– Индекс, о котором ты говоришь, он всего лишь один из четырех, и есть без экологического следа, например, а мы можем придумать свой. Если двинуть Мартина Селигмана про смыслы, нужность и достижения и в этом всех победить, то мне кажется, даже первое место вполне можно занять, не потратив почти никаких денег. Это будет высшим из всех возможных достижений для нашей великой страны.

АЛЕКСАНДР СТАРКОВ:

– Поскольку нас вызвали как критиков и скептиков, то я, во-первых, сомневаюсь в том, что этот индекс вообще существует, имеет смысл, что-то значит. Как они нас там считают, непонятно вообще, были ли они в России, я не знаю. Сергей периодически в своих лекциях рассказывает о том, что попробуй-ка сделать человека в деревне счастливее. Он скажет: «Иди отсюда, мне и так хорошо». В этом плане, мне кажется, да, каждый сам про себя определяет. А во-вторых, я как бы из скептической позиции опять хочу сказать, что мы с вами занимаемся странным делом, потому что мы не определили тезис, термин в самом начале и пытаемся вместе о нем говорить. Боюсь, выйдет как с «Живыми городами». Про города понятно, а что такое «живые», до сих пор нет единого мнения. Но, может быть, и, слава Богу, потому что это всегда то место, где можно спорить, обсуждать, и где рождается то пространство для единства, где модератор всегда занимает важную позицию. 

ДМИТРИЙ ПОНОМАРЁВ:

– Мне тоже такие индексы кажутся сомнительными, но уже исходя из своего субъективного опыта – здесь скептики собрались – я просто из тех людей, которых я вижу, то есть вот я слушаю про эти индексы, но я вижу счастливых людей в стране. В том числе, вот я сейчас смотрю, начиная с себя. Ну, да, есть трудности. Да эти трудности есть у всех, и эти трудности нужны для того, чтобы мы выросли, и поэтому для меня счастье начинается с внутреннего отношения. Я вообще не знаю, как его мерить. Я вижу, есть люди, они решают задачи, мы вместе решаем задачи, трудности помогают нам сплачиваться. Сейчас я в позитивную нотку перейду, а я критик. Но я вижу, даже все критики говорят: «Ну, ничего, прорвемся». Поэтому для меня счастье, оно еще тесно связано, я скажу свой тезис: «Если каждый человек, даже из тех, кто сейчас здесь сидит, он просто будет максимально полезен в тех пространствах, где он живет, существует и взаимодействует, ну, я бы сказал слово «служит», то есть делает и не ожидает, что ему за это плюшку дадут, то его уровень счастья подскочит в геометрической прогрессии». А вот как это объяснить, я уже передам микрофон Сергею. 

СЕРГЕЙ ЖУРАВЛЁВ:

– Мне кажется, что такая тенденция, что пессимист – это, наверное, информированный оптимист. Я считаю себя законченным оптимистом, в обоих смыслах. Во-первых, я считаю себя как оптимист утопистом и примитивистом, поэтому хочу, чтобы то, что мы говорим, стало понятно другим и просто в употреблении. Но в каждой простоте есть огромная сложность: чем проще ты умеешь говорить, тем сложнее ты организован, и город, коль мы говорим о городе счастливом, это самый сложный, наверное, на сегодня симбиотический организм. Как любому организму с высшей нервной деятельностью, нам свойственны эмоции, человеческие, прежде всего. И коль мы говорим о счастливом городе или городе со счастьем, то, соответственно, эти эмоции должны быть как-то коллективными, а желательно общими. А чтобы это сделать, кажется, что мы должны договариваться, сложно обсуждать онтологически и так далее. На мой взгляд, процесс гораздо проще, с одной стороны, а с другой стороны, предельно сложен по очень простой причине. Примерно 10 лет нам начали внушать, что счастье – это есть какая-то измеримая категория. Измеримая. Человечество прошло множество стадий, когда оно измерять не умело, не было меры, единиц меры, эталонов меры, и со временем мы научались измерять все более сложные категории – вес, цену. Сейчас мы подходим к измерению счастья, эмоций, уровня эмоций, которые нам кажутся измеримыми величинами, и мы очень хотим познать, в каком городе его больше, у кого из вас больше счастья, чем у другого. Если мы ее научимся измерять, то мы сможем этим торговать. Вы представляете, да? Ну, рубль и 10 рублей – разные величины? Есть такое государство Бутан, и недавно мы принимали министра счастья с огромной помпой. Чистый эксперимент, в котором пытаются построить общество другого типа. Есть Римский клуб со своим последним докладом, который сказал: капитализму «крындец», и, соответственно, на нашей жизни, в нашей памяти мы проходим несколько стадий конструирования обществ. Мы прошли общество чистогана – совсем недавно мы на этом обществе нагорели, натеряли и так далее. И тогда мы вряд ли были счастливы, кроме тех, кому легкие деньги на короткое время достались, и на какой-то момент удостаивался кто яхты, кто дома, и потом его терял, как правило. Так вот, потом был эксперимент с обществом социальной справедливости. Оказалось, что он очень опасен для всех – он все время тянет к революциям, к выяснению отношений. Потом было общество вселенского счастья под названием «потреблядское», все мы его помним.

И сейчас, мне кажется, появилась надежда, что можно построить счастье не на деньгах. Соответственно, это общество очень сложно конструируется, но по своей природе, как в Бутане, оно выглядит очень простым, до примитивизма. И в этом есть опасность, и мой пессимизм, если уж вы хотите, он заключается ровно в этом: счастливые люди не нуждаются в деньгах, в оценках, в торговле и прочем. Собственно, этот деревенский житель, о котором я говорил Саше, а Саша сказал вам. И есть у меня подозрение, что, например, ПОТ или ББД (безусловный базовый доход) – это один из элементов будущего общества счастья, в котором каждый из нас не будет обременен ничем, но может, правда, по намерению просто творить. А творчество, право на творчество и возможность реализации, право на признание является высшим, наверное, выражением счастья. Казалось бы, если мы все будем иметь это право, то есть большое сомнение в том, что мы будем снова счастливы, и наверняка. Мне очень хочется, чтобы город, как этот симбиотический организм, научался при общем уровне прав, если мы его сможем достичь, удовлетворять еще каждого право на выражение и на признание. Это очень сложно, и если вы готовы поставить такую простую, понятную, модерируемую задачу, то это было бы хорошо для любого города.

На мой взгляд, счастье – это тренируемая, если хотите, дрессируемая эмоция, ее можно воспитывать, ею можно накачивать. Можно политтехнологически накачать, а можно социально, путем объединений и сложных медиаций. Вот я все-таки за медиации.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Я думаю, мы все понимаем, что то, что настоящее, и то, что поддельное –  это разные вещи, поэтому не будем их смешивать. А по поводу того, что счастье можно, так сказать, внушить и так далее, и так далее, мы, конечно же, здесь говорим про совершенно другие вещи. Про то, как находить этот аутентичный поток внутри себя в самовыражении, в творчестве, во взаимодействии с другими людьми, эти типы счастья – мы вчера их как раз обсуждали, много разных факторов обнаружили. Я сейчас Марию хочу попросить выйти. Я не знаю, вы работали с Андреем Владимировичем одновременно в мэрии или в разное время? И так, и так. Но, Мария, вот сейчас вы пустились в такое плавание, менее структурное, вы вышли из каких-то госструктур, и более, как его правильно назвать…

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВА:

– Свободное? Счастливое? Гармоничное?

ЛЕВ ГОРДОН:

– Гармоничное? Хорошо. Скажите, пожалуйста, как отделить подлинное счастье от всяких суррогатов? Что такое подлинное счастье в городах, про которые мы говорим, в больших, как Москва, в средних, как Ижевск, более маленьких? Как сформировать культуру счастья? Вот Андрей Вебер сегодня нам передал бразды своего правления как министр счастья. Поделитесь, пожалуйста, что вы про это думаете.

МАРИЯ ВАСИЛЬЕВА:

– Вопрос такой глобальный, прям как начать и кончить, как сформировать культуру счастья. Из того, что мы делали вчера на общей стратсессии, и из того, что было сегодня на сессии про личное счастье, которую я имела честь модерировать, мы пришли к тому, что ключевое – это все-таки быть примером, и это не сработает по-другому на уровне города, если не является его руководитель примером счастья. И это абсолютный разрыв шаблона. То есть, представляете, мэр города, который демонстрирует всем, что он счастлив? Для русского общества, выросшем на Достоевском… А как же пострадать? «Страданиями душа крепится», вот это все. То есть первое, с чего начинать, это с себя, и первое, с чего начинать, это с головы. Здорово, что одна голова, например, у нас присутствует прям глава города, который пришел сюда развиваться про счастье.

И про личное счастье. У нас были очень интересные результаты работы про личное счастье. В нашей сессии собрались специалисты, которые каждый по отдельности про личное счастье работают уже много-много лет. Вот был Филипп, был Вебер, был Дмитрий Леонтьев, который в Высшей школе экономики возглавляет целое структурное подразделение, профессионально изучает счастье как ученый. Была Аня Владимирова, которая специалист по китайской медицине, она занимается телом, и она очень интересно акцент перевела на счастье через тело. У нас было много разных метафор, в том числе, мы пришли к тому, что счастье через метафоры и познается. Мы говорили про мурашки размером с мандарины, мы говорили про то, что, например, наш личный фокус внимания очень часто про то, где у нас напряжение. Вот подумайте сейчас о той части тела, в которой у вас напряжение. Мы, наверное, все догадались, какая это часть тела. А теперь найдите эту часть тела мысленно, где у вас максимальное расслабление сейчас. И вот это вот наша привычка концентрироваться на том, чего недостаточно. Я не знаю, как про вас, но вот про себя могу сказать: очень много лет прожито с тем, как будто бы что-то недостаточно для того, чтобы чувствовать себя счастливой, для того, чтобы разрешить себе это счастье, для того, чтобы слушать вот эти сигналы из тела, которые говорят: «Хватит уже работать, отложи ноутбук, и вообще вот полежи», - да? И вот эта вот привычка, что пока уже все тело не говорит: «Все, я не могу больше», и начинает тебе температуру поднимать, потому что по-другому невозможно договориться. И резюмируя всю эту историю, все-таки начинать с себя, чувствовать в теле и сеять вокруг. Давайте созидать счастье!

ЛЕВ ГОРДОН:

– Спасибо. Василий Дубейковский и Владимир Вайнер. Здесь наверняка много таких лидеров городских изменений. Вот и Василий, и Владимир по-разному, но они являются теми людьми, лидерами, которые реально на неком, я бы даже сказал, метауровне находясь и внутри ситуации. Вот Далай-Лама говорит: «Я просто монах». Вот Василий точно так же: «Я просто горожанин». Но при этом, конечно же, он и просто, и не просто одновременно. И Владимир тоже – он такие системные трансформации в стране и в городах делает. Можно вас двоих попросить сюда ненадолго выйти? Как вы думаете, что вас объединяет? Ну, вы знаете друг друга хорошо, правильно? Расскажите, пожалуйста, почему вы делаете то, что делаете?  Как это меняет жизнь вокруг?  А главное – что каждый из нас, вот не знаю, сколько, 50-70 человек, каждый из нас может главного взять из вашего опыта и начать применять в 2019 году в своей сфере влияния, чтобы сделать жизнь вокруг чуть более… еще более, точнее, – мы уже поняли, что мы уже счастливы – еще более счастливой?

ВЛАДИМИР ВАЙНЕР:

– Я живу в Москве, в Лефортово, и у меня есть гипотеза, что у каждого человека в шаговой доступности от его дома должно быть место, где он может полностью себя самореализовать. То есть не надо куда-то ехать далеко, а нужно, чтобы было вот такое пространство, куда ты приходишь, и там вдруг оказывается, что твое хобби может быть интересным еще и другим людям, что ты не единственный человек, который знает, что такое суккулент, и как их размножать, например. В общем, оказывается, что это хобби может еще быть и монетизировано. Оказывается, что это хобби может помогать другим людям, и другие люди могут объединяться между собой, и это еще и соседи, и можно из этого сформировать такую локальную экономику, для которой не надо иметь большой город, даже если ты живешь в большом городе. Ты понимаешь и доверяешь тем людям, которые производят тот или иной товар или услугу в радиусе твоего охвата. У меня есть друг, который говорит: «Я чувствую свою землю в радиусе 70 километров и я знаю, как ее развивать». Это Миша Вронский из Архангельской области, достаточно известный тоже товарищ. И продвигая эту идею того, что… 

Сейчас, например, говорят о самозанятости. И это очень печально, что сейчас произойдет. Потому что идеальный вариант, например, для города будущего или счастливого города, когда самозанятым дают премию за то, что они еще и умудряются сами, не нагружая государство, обеспечивать себя, свою семью, реализовывать свои таланты, еще и поддерживать других, производя то, что они делают. То есть за это надо людям доплачивать, на самом деле, потому что они сняли с государства огромное бремя. И у меня как раз гипотеза, что каждый из людей, живущих даже в Москве, имеет… То есть у нас нет пассивных людей в городе или в стране. Это тоже такая мифология. У каждого человека есть своя мечта, свое хобби, свое маленькое какое-то дело, о котором, может, он не решается даже близким признаться, что он хотел бы этим заняться, или начинает этим заниматься, выйдя на пенсию. Но теперь он и это уже не сможет сделать, может не успеть это сделать.

И идея именно в этом. Поэтому я живу в Лефортово, и я создал около своего дома соседский центр. И теперь у нас там каждый день происходит куча событий. Там собираются люди, они учат друг друга. Там реальный шеринг, там производство постоянно каких-то проектов, идей и так далее. И это история про то, что мы начали… Мы год эту историю развивали при поддержке фонда City, кстати. И вдруг поняли, что нам надо найти модель управления этим. У меня сейчас в телефоне модель управления моим соседским центром. И мы сделали сразу такой, чтобы и любой другой человек, который хочет создать свой соседский центр, мог этим воспользоваться и точно так же получить такой сервис по созданию центров.

И сейчас у нас – сегодня мы обсуждали это с деревней Ботово недалеко от Череповца, в которой есть такое пространство, и они могут быть таким соседским центром, еще с рядом населенных пунктов очень разного масштаба по стране. Лев сказал, что надо что-то еще порекомендовать другим. Вот я рекомендую, чтобы у каждого из вас, где бы вы ни жили, было такое пространство, в котором вы можете объединиться с другими людьми и создавать свою маленькую локальную экономику, из которых может быть соткан город и уже экономика города. А каждый из жителей воткан в эту социальную ткань города. Вот такая история.

Поподробнее можно узнать об этом Sosedi.app. Мы сейчас это приложение будем дальше развивать, но пока мы в виде мобильного Интернета и просто Интернета. Сейчас 4 соседских центра у нас подключилось.

ВАСИЛИЙ ДУБЕЙКОВСКИЙ:

– Коллеги, я поделюсь, наверное, двумя наблюдениями по поводу того, как можно работать со счастьем города. Первым, которое протекает со мной в последнее время. За последние 100 дней я был 10 дней в своем городе всего. Это самая худшая статистика за последние 5 лет. И я практикую, я стараюсь приносить счастье на расстоянии. Тут было про радиус 70 километров, а я частенько в радиусе шести тысяч километров от своего города, и получается.

Я имею в виду, что счастье по-разному можно приносить. Вот я могу коммуникационно. То, что про город пишут. Или то, что я надел футболку с Урюпинском, где-то прошел, вы увидели, и город стал счастливее немножко, потому что о нем кто-то узнал. Можно приносить счастье, не только работая с сообществами внутри, но и с внешними.

И второй момент. Я сам испытывал большое счастье, я сам пришел где-то год назад к этой формуле, что я счастлив жить в городе, который я могу – если сказать англицизмом – кастомизировать под себя или менять. То есть очень часто, по крайней мере, когда я жил в Москве, я должен был меняться под то, какая Москва в целом. А я сейчас живу в городе маленьком, и я обнаружил удивительную вещь, которая делает меня счастливым, и есть побочный эффект и внутри города. Я могу поменять, как я хочу. Вот мне что-то не нравится, я могу прямо в целом поменять в масштабе города. Поэтому есть такой лайфхак: если хотите жить в счастливом городе, просто выбирайте город поменьше. И это очень удобно. 

ИЗ ЗАЛА:

– Если ты встаешь с утра, видишь, что в городе что-то не так, и меняешь его, да? А можешь дать один или два рецепта, как ты это делаешь? Вот представь: все, наступило утро сейчас, и вот это город, он не спит. Как в «Мафии», помнишь? Там город спит. А это не спит. Вот поменяй, пожалуйста, в лучшую сторону.

ВАСИЛИЙ ДУБЕЙКОВСКИЙ:

– Есть банальный пример. То есть у нас, например, в этом году летом обсуждали, что свалка на пляже. У нас пляж находится на территории района через речку. Район не хочет вывозить мусор, потому что мусорят горожане, а город не может вывозить, потому что посадят в тюрьму за нецелевое расходование средств, потому что это земля района, а не города. 

И однажды я проснулся, написал в чатик московской диаспоры, у нас такая есть в Урюпинске. Я пишу, у меня возникла идея: «Я вижу, что внутри города коммуникационно все только ругаются вокруг этой мусорки. А давайте просто проведем исследование, сегодня соберемся, разберем мусорку, руками посмотрим, что там, распределим, рассортируем». И мы пришли и это сделали. 

То есть возникла идея реально на утро, вечером мы сделали. Получилось 24 пакета. Двенадцать очень больших мы сдали, получили 120 рублей, а 150 рублей отдали на полигоне, то есть мы минус 30 рублей. Но главное, что мы зафиксировали, какой мусор лежит. Далее повесили рекомендации в соцсетях, и уровень счастья увеличился. Потому что, по крайней мере, что-то получилось позитивное. И это реально произошло в рамках одного дня. И в Москве, если это произойдет… Sosedi.app заценят. А у нас заценил весь город. Это реально была тема номер один, потом газета, радио, вышло на следующий день.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Понятно, что на то, как живет общество, влияет множество вещей – вот такие сообщества по месту жительства, изменения в сознании культурной идентичности города, поведение внутри организации в нашей деятельности.

Я сейчас хочу попросить Петра Немого и Софью Троценко как представителей культурной сферы. Софья и Петр, можно вас тоже в центр попросить. У нас два последних забега будет, культура, а потом еще одна сфера. Тоже по две минуты, если вы сможете поделиться.  Две минуты – ваши наблюдения из такого большого наблюдения за разными сферами. Ключевой вопрос. Мы уже – как мы узнали от наших пессимистов – очень счастливы, все индексы неправильные. И мы сами создадим индекс, который нас тут же сделает первыми. А при этом как вы видите, что нужно делать каждому из нас, прежде всего, и в сфере культуры в частности для того, чтобы мы с вами жили более гармоничной жизнью, каждый из нас?

СОФЬЯ ТРОЦЕНКО:

– Для меня вообще было вызовом, когда тема счастья и обсуждение счастья как-то сформировалось и появилось на повестке. Потому что это серьезный вопрос. Я подумала, как глубоко можно зайти в этих рассуждениях. Потому что, во-первых, это очень субъективно и, во-вторых, очень относительно для каждого человека. То, что мы делаем много лет, и когда мы делились в своей группе, в большинстве своем, наверное, пришли к тому, что счастье для каждого, если рассматривать субъективное отношение, это возможность, во-первых, самореализации, свободы. И третье, наверное, для нас то, что мы сформировали, сформулировали было то, чтобы давать другим возможность самореализации и вообще становиться счастливыми.

Я больше десяти лет работаю с творческими людьми. Я сама человек абсолютно не творческий, то есть для меня это скорее управление некими процессами и так далее. В этом смысле я бы не поняла, как сделать творческого человека счастливым. Несмотря на то, что мы очень много проектов реализуем… Я не говорю о том, что этого делать не надо, это надо, это про субъективное восприятие. Сегодня я много занимаюсь образованием, и для меня лично попытка изменить что-то идет через систему образования. Потому что это на разных уровнях и зачастую на очень ранних, дает возможность как раз что-то менять в системе восприятия человека. Поэтому для меня сегодня это попытка изменить что-то в сфере образования. В сфере образования творческого, привнести туда возможность самореализации в большей степени, чем это есть сейчас, адаптивности и так далее. Нескольких понятий, с которыми сейчас система образования в творчестве совершенно не связана.

ПЕТР НЕМОЙ:

– Так, ладно. Я субъективное свое мнение выскажу. Первое, я как-то для себя открыл, что счастье состоит из того, что С-ЧАСТЬ-Ю, то есть это коммуникативный акт, который переживается только совместно с частью. То есть моя часть с частью другого. То есть один я могу быть в гармонии, могу быть веселым, могу быть еще каким-нибудь, но счастье невозможно пережить одному. Это такой образ, который у меня абсолютно субъективный. Возможно, кто-то думает по-другому. И в связи с этим для меня счастьем было всегда изначально, является до сих пор и будет всегда – это переживание мира как игры, как театра, как поэзии. Всего. Знаете, я был студентом, и мне друзья отдали квартиру в Кузьминках, потому что я не мог вообще даже думать о работе, потому что я был полностью сосредоточен на репетициях, это единственное, что меня интересовало. И я вышел в Кузьминках, иду по парку и говорю: «Господи, знаешь, сейчас я уверен, что гуляет много людей, и кто-то из них потерял 10 рублей. Я точно их могу найти, я прямо уверен в этом, Господи». И я иду с этим монологом, иду-иду и говорю: «Господи, понимаешь, если я найду сейчас 10 рублей, которые потерял человек, они для него даже не значимы, это батон и чай, я буду вообще счастливый вечером». И понимаю, что парк заканчивается. И я говорю: «Господи, ну хотя бы половину!» И я делаю еще шаг, и под кустом лежит оторванная половинка десятирублевой купюры. И в этот момент, я клянусь, я испытываю абсолютное счастье, потому что это контакт с Творцом, и у него такое чувство юмора. Мне на фиг не нужен батон, хлеб, да хрен с ним. 

ЛЕВ ГОРДОН:

– Во-первых, подумайте, пожалуйста, мы сейчас решим все вместе, как нам поддерживать контакт. Мы разъедемся, тут городов, я думаю, 30-40 есть. Мы разъедемся, как нам не потеряться. То есть что-то нас свело воедино. Вы пока подумайте, потом мы еще запишем, выберем наилучший способ. Может, группу какую-то создать. Может, кто-то прямо сейчас создаст, кто умеет. Я не умею.

А почему я пригласил сейчас и Софью, и Андрея сюда? Потому что что-то их объединяет. Как вы думаете, что? Какие есть варианты? Давайте спросим. Андрей Владимирович, вы делаете то, что вы любите? 

АНДРЕЙ ШАРОНОВ:

– Да, да. Чем дальше, тем больше.

СОФЬЯ ТРОЦЕНКО:

– Да, несомненно. 

ЛЕВ ГОРДОН:

– Есть такой анекдот: звери собрались, кстати, тоже кругом. Заяц выходит и говорит: «Кто против меня?» Волк такой: «Да ты что, Косой, я же тебя съем». Лиса тоже, медведь рычит. И лев выходит: «Ну, я». А заяц подходит и говорит: «А кто против нас с Левой?» Это я к чему? Вот я только что принял решение, я давно собирался, что я в следующем году, если Андрей Владимирович побежит, я тоже побегу этот полумарафон. Кто с нами хочет в следующем году пробежать полумарафон? Мы поможем, я буду сзади толкать. Сколько человек? 10-15 человек. Хорошо. 

Итак, последняя гипотеза, что еще объединяет этих двух красивых, умных, замечательных людей? У кого?

Я теперь перейду к сути вопроса. Так получилось, что мы вместе с ними немножко работали, готовили издание… Только что издательство «Манн, Иванов и Фербер» выпустило книгу «Счастливый город». И здесь на первой страничке, если открыть, вверху Андрей Шаронов, а потом Софья Троценко. Спасибо огромное за такой небольшой вклад в очень хорошую книгу. Книгу только что издали, ее можно везде купить. Я знаю, что у нас есть несколько подарочных экземпляров. Насте можно выйти. Андрей Шаронов написал: «На моей памяти это одна из немногих книг, если не первая, где автор исследует взаимосвязь и зависимость счастья и качества среды проживания». А Софья написала: «Урбан-дизайн или дизайн городской среды – довольно новая дисциплина, которая совмещает системные знания…» В общем и целом это о любви к городу и к тому, что ты можешь изменить, если захочешь, что-то в городе.

Огромное спасибо, коллеги. Очень было приятно здесь собраться. Давайте похлопаем всем нашим спикерам, экспертам. Спасибо, что мы собрались к завершению этого замечательного Общероссийского Гражданского Форума. А теперь перед тем, как мы разойдемся, давайте за три-четыре минуты вместе решим – те, кто хочет – как мы можем поддерживать связь. Какие идеи?

ИЗ ЗАЛА:

– Я создала группу в Facebook. «Живые города во имя счастья».

ЛЕВ ГОРДОН:

– Давайте вы сюда выйдете и запишите. Какие еще варианты, может быть, есть сильные, кроме группы в Facebook?

ПЕТР НЕМОЙ:

– Вчера мы про «Хэппи нет» уже договорились. А где организаторы?

ЛЕВ ГОРДОН:

– Да, кстати, отлично. Смотрите, коллеги, вчера на сессии мы приняли решение, что мы создаем сеть, сообщество людей, которое будет включать в себя тысячи и миллионы людей в будущем. Знаете, в России есть вот такие НТИ – новые технологические инициативы. Мы вчера создали «Хэппи net», «Сеть счастья».  И мы будем интегрировать различные инициативы, проекты, мероприятия, организации, которые занимаются с разных сторон повышением уровня счастья людей. Поэтому всех туда приглашаю. У нас уже есть группа в Facebook. Это у нее такое название длинное, да? А можете ее переименовать в «Хэппи нет» для простоты? Чтобы короче было.

ПЕТР НЕМОЙ:

– И это бренд будущего.

ЛЕВ ГОРДОН:

– Дорогие друзья, в завершении я хочу поблагодарить и организаторов всего этого процесса, и Творца всего этого мира, если он существует. Федор со мной спорит. Я говорю, что все не просто так. Федор говорит: «Нет, все не совсем не просто так». А кто сейчас выступал? Петр Немой, по-моему, он говорит: «Как хорошо, что у Творца прекрасное чувство юмора». Я желаю нам всем в любых обстоятельствах удерживать это внутреннее чувство юмора. Благодарю моего замечательного партнера, который спонтанно взял на себя роль сомодератора. Это очень приятно, потому что всегда лучше быть вместе, чем отдельно. И что, тогда встречаемся на нашей дороге жизни. Спасибо!

Вернуться назад