Что делать, если вам подбросили наркотики? Рекомендации адвоката Максима Никонова

Максим Никонов. Адвокат Международной правозащитной группы АГОРА, участник и эксперт Общероссийского гражданского форума

Месяц назад многие могли наблюдать почти в прямом эфире практики работы правоохранителей по делам о наркотиках на примере ситуации, в которую попал Иван Голунов. Положительный исход дела – во многом заслуга моих коллег-адвокатов, подключившихся с самого начала и юридически отработавших этот кейс. Но такой результат не был бы возможен без солидарности журналистов и мощного общественного резонанса, возникшего незадолго до президентской прямой линии и перебившего повестку Петербургского экономического форума. К сожалению, сочетание таких факторов по большинству похожих случаев получить нельзя.

Но некоторые советы, которые могут быть полезны для защиты при подбросе наркотиков и в целом по такого рода делам, дать всё-таки возможно. 

Начнём с базовых моментов.

Подброс наркотиков и других запрещённых предметов (например, патронов) живуч в практике потому, что их изъятие у конкретного человека расценивается судьями как принадлежность этих вещей именно этому человеку. Говоря юридическим языком, сформировалась очень устойчивая фактическая презумпция принадлежности, которую крайне сложно опровергнуть. Поэтому основа защиты  в таких случаях – избегать тех действий, которые усиливают эту презумпцию, и делать то, что её подрывает.

Главное, что необходимо помнить: если вы по каким-либо причинам (пытки, уговоры, стресс, желание «расторговать» признательные показания на подписку о невыезде вместо заключения под стражу) дали показания, что наркотики принадлежат вам, – шанс оправдаться в последующем крайне мал. Нужно исходить из того, что судьи в большинстве случаев предпочитают первоначальные протокольные показания последующим (в том числе, данным в суде). При изначально признательной позиции и запоздалых доводах о подбросе жалоба в ЕСПЧ по этим основаниям также имеет слабые перспективы.

Важно понимать риски активной защиты.  

Во-первых, отрицание принадлежности наркотиков повышает вероятность того, что следователь обратится в суд с ходатайством о заключении под стражу  (по моим оценкам, подозреваемых/обвиняемых в хранении наркотиков московские суды заключают под стражу чаще, региональные – реже). Крайне важно в кратчайшие сроки связаться с родственниками, чтобы они могли найти адвоката по соглашению, а также подготовить и передать ему копии документов о праве собственности на квартиру, о регистрации по месту жительства, о трудоустройстве,  о семейном положении, характеристики с места жительства, работы или учёбы. Всё это может помочь адвокату склонить суд к выводу не заключать человека под стражу, если следователь обратится с таким ходатайством. 

Во-вторых, парадокс российской практики состоит в том, что если у задержанного изъяли большой вес или уже расфасованное вещество, отрицание употребления наркотиков может усугубить ситуацию. Сам по себе размер вещества или фасовка не свидетельствуют об умысле на сбыт, но судьи подчас склонны считать, что если это изъято у человека, который сам не является потребителем, значит, у него был умысел на сбыт. Известны случаи, когда линия защиты, построенная на отрицании употребления, приводила в совокупности с другими факторами не к оправданию или осуждению за хранение, а к обвинительному приговору за покушение на сбыт. 

Напомню, что за хранение по ч.1 или ч.2 ст.228 УК РФ при правильной защите хорошие шансы получить условный срок или даже более мягкое наказание, чем лишение свободы. Если же вменяется «сбытовая» ст.228.1 УК РФ (в том числе через покушение) – по ч.1 этой статьи шансы на условное осуждение минимальны, а по более тяжким частям ст.228.1 УК РФ назначают реальное лишение свободы на длительные сроки. 

Поэтому выбор стратегии и тактики по конкретному делу крайне ситуативен, и делать его неосознанно, без предварительной консультации с адвокатом, который может оценить риски, перспективы и реальные возможности защиты, мягко говоря, не очень разумно.

Ещё одна сложность по делам, связанным с наркотиками, состоит в том, что ключевыми свидетелями по ним являются сотрудники полиции, которые знают, как «правильно» нужно отвечать в суде,  а также понятые.

Обвиняемому и его адвокату, безусловно, нужно качественно допрашивать понятых (как и свидетелей-полицейских) на очных ставках и в суде, но необходимо исходить из того, что судьи часто пропускают, например, то, что понятой «поплыл» в суде, и просто предпочитают его «гладкие» протокольные показания, составленные следователем так, как ему нужно.

Теперь рассмотрим типовые ситуации, в которых возможен подброс наркотиков.

Относительно простой для защиты случай – когда полицейские, подбрасывая наркотики, вымогают деньги за то, что «всё обойдётся». Как правило, в таких ситуациях процессуальные документы не оформляются или «придерживаются» на случай, если человек не будет платить. 

Здесь можно поступить так: согласиться на такие предложения, сказать, что необходимо собрать деньги, и, выйдя из-под контроля силовиков, позвонить по телефону 112 либо другим известным телефонам правоохранительных органов, детально рассказать о случившемся, а также принять участие в мероприятиях против вымогающих деньги сотрудников.

Именно так сделал школьник из Петербурга, когда два сотрудника Росгвардии стали вымогать у него деньги за то, чтобы «замять ситуацию». В настоящее время сотрудники Росгвардии задержаны

Вторая ситуация – это подбрасывание наркотиков в квартиру или автомобиль.

Не допускайте, чтобы в квартиру или автомобиль проник кто-то из сотрудников до прибытия понятых. Не облегчайте работу сотрудникам полиции, давая им разрешение проводить осмотр или обыск в жилище без судебного решения. Судебное решение, «засиливающее» эти следственные действия, можно получить и пост-фактум, но только в случае, когда их проведение без санкции суда не терпело отлагательства.  

Во время осмотра или обыска обращайте внимание понятых на те случаи, когда сотрудник полиции выпадает из их поля зрения. Если вместо понятых используется видеосъёмка – требуйте, чтобы она велась непрерывно с момента проникновения полицейских в квартиру и на запись попадали действия всех сотрудников. Если кто-то из сотрудников отошёл от оператора в другую комнату, выпал из обзора камеры – громко обратите внимание на это, чтобы замечание попало на видеозапись.

Помимо доводов о подбросе защиту в такой ситуации могут усилить показания о том, что в квартире проживают несколько лиц (особенно это подходит для случаев, когда квартира съёмная, а в ней проживает не семья, а несколько студентов или рабочих). Дело в том, что для вменения человеку хранения наркотиков необходимо установить их принадлежность именно ему. Если в квартире проживают несколько человек и все они последовательно отрицают принадлежность наркотиков себе, то следователь вряд ли сможет вменить всем им сразу хранение, основываясь только на том, что вещество обнаружено «на их общей территории».

Если наркотики подкинули в автомобиль, доводы о подбросе можно усилить показаниями о том, что этим автомобилем пользуются несколько человек, а, кроме того, время от времени водители подвозят случайных пассажиров. 

Третья ситуация – это подбрасывание наркотиков в отделе полиции задержанному, который уже некоторое время находится под контролем силовиков, но ещё не был досмотрен.

Для защиты в такой ситуации можно использовать правовую позицию ЕСПЧ, изложенную в постановлении от 9 июля 2019 года по делу «Борисов против России» (жалоба №48105/17). 

Осуждение заявителя по обвинению в хранении наркотиков основывалось, главным образом, на вещественных доказательствах, изъятых у заявителя в присутствии понятых после задержания. ЕСПЧ констатировал нарушение ст.6 Конвенции и подчеркнул, что больше часа заявитель находился под контролем сотрудников полиции, при этом отсутствовали обстоятельства, препятствующие проведению обыска сразу после задержания, а само задержание было юридически оформлено спустя значительное время после его фактического осуществления. Заявитель последовательно отрицал принадлежность ему изъятых наркотиков и с самого начала говорил о том, что ему их подбросили. Кроме того, у заявителя не было адвоката во время задержания и изъятия наркотиков. Принимая во внимание вышеизложенное, ЕСПЧ сделал вывод, что качество вещественных доказательств, на которых был основан обвинительный приговор заявителю, является сомнительным, и то, каким образом они были получены, ставит под сомнение их надежность. 

Во всех указанных выше случаях применимы и рекомендации по самой сложной для защиты ситуации – когда подброс наркотиков и их изъятие проводится непосредственно на месте задержания с понятыми и документальным оформлением.

Если есть возможность – незаметно включите на телефоне диктофон или видеокамеру, чтобы фиксировать происходящее.  Запомните, что вы  не обязаны сообщать сотрудникам полиции пароли от гаджетов, мессенджеров, аккаунтов в социальных сетях, адрес электронной почты. 

Настаивайте на участии адвоката в задержании и досмотре/личном обыске. Сотрудники полиции часто полагают, что участие адвоката на этом этапе не предусмотрено, однако это не так. Конституционный Суд РФ ещё в 2000 году указал, что право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу, независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, – удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность (Постановление №11-П от 27 июня 2000 года). Если вас всё-таки ограничили в праве на юридическую помощь – указывайте это в протоколах, акцентируя внимание на том, что просили об участии адвоката ещё до проведения досмотра/обыска.

Не отказывайтесь подписывать протоколы – это не имеет смысла. Напротив, лучше воспользоваться возможностью, когда протокол дают на подпись, и указать в нём на факт подброса наркотиков (кто и как это сделал), возможные мотивы для подброса (работа полицейских «на показатели», «наказание» за отказ сотрудничать с правоохранительными органами, «заказ»), а также отразить в протоколе допущенные нарушения.

Не оставляйте без присмотра и не выпускайте из рук личные вещи. Препятствуйте доступу сотрудников к карманам. Если с вашими вещами проводили какие-либо манипуляции – фиксируйте это в протоколах.

При проведении досмотра или личного обыска не доставайте ничего сами – есть риск оставить на том, что вам подбросили, потожировые следы и отпечатки пальцев. Помните, что выдача вами чего-либо при задержании, досмотре или обыске не считается добровольной, а, следовательно, всё равно не влечёт освобождение от уголовной ответственности, предусмотренное Примечанием №1 к ст.228 УК РФ.

При проведении досмотра/личного обыска следите за тем, как всё происходит, как и куда упаковывается изъятое, как себя ведут понятые с сотрудниками полиции, видят ли понятые происходящее, а также обращайте их внимание на действия полицейских и на то, что и как зафиксировано в протоколе.

Если задержание было без понятых, а их пригласили спустя некоторое время для проведения досмотра, и особенно если вас сначала досмотрели без понятых и составления документов, а потом, оставив обнаруженное у вас, провели повторный досмотр или обыск, но уже процессуально оформив его с понятыми – указывайте на это понятым, фиксируйте в протоколах, а также запомните место, где именно происходили все эти манипуляции. Возможно, первый неформальный досмотр был зафиксирован камерами видеонаблюдения, расположенными на ближайших зданиях, и эти записи можно будет получить в последующем.

Если вы не употребляете наркотики – требуйте проведения медицинского освидетельствования в диспансере, отбора смывов с рук, срезания ногтевых пластин и волос для последующего проведения экспертиз. До этого не принимайте ничего, что дают вам сотрудники полиции (вода, еда, салфетки и т.п.). 

В целом, эти правила помогут не допустить ошибок в самом начале, но они не заменят квалифицированной помощи адвоката, знающего обстоятельства конкретного дела, работающего на месте и способного предложить различные варианты защиты в зависимости от ситуации. 

Вернуться назад